Предприниматель Гульфия Гумарова: «Чиновники разводят руками, а у нас каждый день растут долги»

410

Предприниматель Гульфия Гумарова — владелица магазина детской одежды «Модагаскар» в ТЦ «Март». 28 марта магазин был закрыт из-за пандемии коронавируса. И кроме вопроса, когда им разрешат открыться, Гульфию и её коллег по детскому сегменту интересует ещё вопрос: «Почему местный бизнес закрыт и по факту умирает, а федеральные сети с подобным ассортиментом открыты, работают и получают прибыль?».

Ситуация в бизнесе

«Я занимаюсь детской одеждой 13 лет. Мы пережили кризис 2008 года и кризис 2014-го тоже. В 2008 году мы настолько хорошо поработали, что я открыла магазин на собственные деньги без привлечения кредитных средств. Люди тогда крутили пальцем у виска: «Все закрываются, а она открывается». Надо понимать, что тогда ещё в городе не было федеральных сетей, и была совершенно другая ситуация. В 2015 году мы отшивали свои коллекции в Турции. Как вы помните, в тот период доллар резко взлетел. Потом ещё и самолёт упал, начались проблемы между странами, это отразилось на поставках. Из-за всего этого мы остались без новой коллекции. Аренда капает, налоги капают, зарплату платить нужно… Мы долго выбирались из этой истории. Тогда я решила, что я оставлю только один магазин, остальные закрою. Сейчас не жалею об этом. Если бы сегодня у меня было несколько магазинов в аренде, убытки были бы значительно больше.

С 28 марта нам запретили работать, по апрелю у нас падение выручки на 81%. Но федеральные сети — «Детский мир» и «Дочки-сыночки» — работают в обычном режиме. У них открыты примерочные, стоят очереди на кассы, потому что все остальные магазины закрыты. У нас такого скопления людей никогда не было, поскольку магазин небольшой.

Закон должен быть един для всех. Если нельзя работать, то нельзя всем. Понимаю, что у них есть товары первой необходимости — соски, памперсы, детское питание. Но очередь у них сейчас стоит не за этими товарами, а именно за детской одеждой, потому что её пока больше негде купить. Я считаю, что правительство должно вмешаться и принять какие-то меры. На позапрошлой неделе я писала письмо министру экономразвития Кировской области, задала вопрос: «Почему так? Что это? Монополия, коррупция, недобросовестная конкуренция?» Говорят, обращайтесь в полицию.

В полиции нам ответили, что провели проверку, и в деятельности федеральной сети «Детский мир» правонарушений не обнаружено. Говорят, они не имеют права штрафовать эту сеть за работу, потому что это системообразующее предприятие.

При этом в Роспотребнадзоре на горячей линии по вопросам предпринимательства мне ответили, что эта сеть в список системообразующих предприятий Кировской области не входит. Мы могли и были готовы выставить на продажу в своих точках товары первой необходимости, но нам не разрешили этого сделать. Сказали, что продажа этих товаров не является нашим основным кодом ОКВЭД. Но у «Детского мира» это тоже не основной код ОКВЭД, и мне в этой ситуации вообще ничего непонятно. В некоторых регионах «Детский мир» свои магазины закрыл. От чего это зависит? Им там не разрешили работать? А у нас разрешили? Почему?

Правительство отправляет в полицию, полиция в Роспотребнадзор, Роспотребнадзор разводит руками. А мы тем временем теряем выручку. Каждый день у нас растут долги — аренда, налоги, зарплата.

Помощь государства

Розницу включили в список особо пострадавших отраслей, но пока никакой помощью от государства нам воспользоваться не удалось. Я обращалась в местный банк, где у меня расчётный счёт, за беспроцентным кредитом на зарплату. Выяснилось, что государство финансирует только федеральные банки, а местные банки таких кредитов не дают. Тут, получается, тоже какая-то недобросовестная конкуренция? 12 мая я подала заявление на получение субсидии, но деньги пока не пришли.

Наш бизнес сезонный. Чтобы готовиться к открытию, нужно понимать, к какому сезону готовиться. Чтобы что-то закупать, надо точно знать, когда нас откроют, и мы начнем работать в обычном режиме. А мы не знаем. К тому же летнюю коллекцию мы в основном продаём в мае-начале июня. А сейчас уже поздновато, сезон упущен.

Новую коллекцию нужно заказывать заранее, поскольку многие фабрики шьют под заказ. Заявку на пошив зимней коллекции мы отправляем уже в марте. И в этом году, буквально за несколько дней до начала карантина, мы оформили заявку на сумму 700 тысяч рублей, потому что не были готовы к тому, что нас закроют, и закроют так надолго. Ко всему прочему, доллар резко вырос. Когда нам отправляли прайс, там были одни цены, а когда выставляли счёт — уже совсем другие, каждая модель стала дороже на 150-200 рублей. В апреле нужно было вносить предоплату в размере 30% от общей суммы заказа. Продав весеннюю коллекцию, мы должны были это сделать. Но не смогли. А весенняя коллекция сейчас лежит даже не распакованная, потому что я получила её во вторник, а в субботу магазин уже был закрыт.

Налоги и отношения с партнёрами

Мне повезло, у меня не было серьёзных проблем с партнёрами. Когда начали закрывать предприятия, со мной связалась фабрика, у которой мы закупаем товар. Мы поговорили, и они согласились подождать оплаты до открытия магазина. По аренде тоже были переговоры с представителями ТЦ, в результате снизили аренду на 50%, предоставили скидки и отсрочки. Сейчас все готовы подождать, но как только мы откроемся, наши партнёры будут просить оплатить счета. При этом не будет большого потока покупателей. Июнь у нас и так не торговый, и непонятно, откуда брать деньги, чтобы рассчитываться с долгами. По сути, если нам нельзя работать, государство должно компенсировать арендные платежи. Потому что в рознице это одна из статей постоянных и существенных расходов.

Налогов у нас в год — более 200 тысяч рублей. Эти деньги я, в отличие от федералов, плачу в местный бюджет. И, видимо, он у нас настолько переполнен, что нас на работу не пускают, а федералы работают.

Сотрудники

Из сотрудников у меня продавец и администратор. Они сейчас помогают мне вести соцсети, по очереди работают в пункте выдачи заказов 2 часа в день, а я занимаюсь адресной доставкой одежды. Естественно, зарплата в этот период у них значительно снизилась. Но они работают со мной более 10 лет, сокращать их — просто немыслимо! Это люди, которые знают весь бизнес изнутри, много раз ездили со мной на отраслевые выставки, в том числе за рубежом, обучались. Это совсем другой уровень компетенций, найти такого сотрудника очень проблематично.

Даже тем, кто раньше работал на женской одежде, работать на детской очень тяжело. Они в рынке детских товаров совершенно не разбираются, в детской моде тоже. У нас, чтобы покупка состоялась, надо уметь найти подход и к ребёнку, и к родителям, найти общий язык с ребёнком любого возраста — от малышей до подростков, с беременными женщинами, с мамами и папами. Надо разбираться в деталях. Вот возьмем чепчик, пойди пойми, чем эта модель отличается от другой, и какую из них предложить покупателю, чтобы подошло и понравилось. Еще надо быстро разобраться в размере, какой из них 56-го размера, а какой 62-го. Люди не любят ждать. К тому же у нас в детском сегменте очень большой ассортимент — от нижнего белья до верхней одежды. Надо разбираться во всех тканях и утеплителях, в трикотажных полотнах, в белье и в колготках. Это кажется, что детская сфера простая, но это совсем не так.

Средний чек в детском сегменте намного ниже, чем во взрослом. На трусиках, маечках и носочках много не заработаешь. Сезон продаж по зимней коллекции у нас начинается в августе. Пик наступает примерно в октябре, когда выпадает снег. Самая высокая стоимость товарной единицы — это зимний костюм за 6 тысяч рублей. А самый маленький ценник — чепчики за 59 рублей. С зимней коллекцией мы работаем всего 3 месяца. А сколько надо продать чепчиков, белья, колготок, чтобы отбить аренду в 80 тысяч рублей в месяц?

Позитивный и негативный сценарии развития событий

Пока мы закрыты, я активно занимаюсь рекламой в интернете, сама её настраиваю, сама контролирую. Занимаюсь развитием своей группы и рассматриваю платформы для создания интернет-магазина. Раньше до него руки не доходили, сейчас нужно начинать его делать и, возможно, уже с июля стартовать там с продажами. Думаю, надо двигаться в интернет, потому что с розничным бизнесом всё стало уж очень непонятно.

Позитивным сценарием развития событий для меня было бы открытие магазина хотя бы с 1 июня. Понятно, что особого потока покупателей ждать не стоит, но нужно хотя бы как-то начинать выходить из сложившейся ситуации. В этом случае минимум год мы будем выходить из кризиса. И то, если развиваться в онлайне и постоянно вкладываться в качественную рекламу. Тогда, может быть, у нас получится вернуться к докризисным показателям продаж. Если нас не откроют, июнь будет решающим. Долги копятся, и копить их дальше нет никакого смысла.

Люди изменились. Они поняли, что всё могут заказать на дом — зачем куда-то ходить, тратить время, рисковать здоровьем? В торговых центрах спад посещаемости идёт давно, медленно, но идёт. Людей там сейчас не так много, как было ещё несколько лет назад, когда ты встал там и мог не вкладываться в рекламу, а работать только на трафике ТЦ. Мир меняется, люди тоже меняются. И предприниматели должны меняться — заниматься соцсетями, изучать маркетинг, использовать новые возможности. Но продажи через интернет никогда не смогут полностью заменить продажи в розничных магазинах. Офлайн-продажи — это в первую очередь общение, именно его сейчас так не хватает людям, которые долго сидели дома. И они стали еще больше это ценить. Это совершенно другие эмоции. Надо видеть глаза детей, как они радуются новой модной одежде! Поэтому мы очень надеемся на скорейшее открытие ТЦ в нашем городе и хотим возобновить работу в нормальном режиме с соблюдением всех санитарных норм».

Фото: из архива героя

Источник материала — kirov-portal.ru




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования