Основной мусор, который безжалостно сметают в ходе реформирования сферы обращений с отходами, — люди

485

Посёлок Вахруши является авангардом противостояния планам создания полигона твердых бытовых отходов (ТБО) в д.Осинцы, географическом центре Кировской области. Пять лет лет борьбы протекали у меня на глазах.

Помню, с каким неподдельным энтузиазмом и верой в итоговую справедливость государства она начиналась. С каким воодушевлением жители направляли всё более обоснованные и пронзительные обращения в адрес сначала одного, потом другого губернатора, в приёмные различных надзорных и правоохранительных органов, с каким пламенным порывом лидеры поистине народного движения выступали на митингах и телеканалах, включая Первый, с какой великой надеждой собирали 500 писем президенту и тысячи подписей с единственной мольбой: «Услышьте нас».

За это время земляки меня не раз спрашивали, может ли случиться такое, что власть отступит и оставит нашу землю, благодатный край, созданный природой словно для восхищения и любви, в покое? И всякий раз недоумевали, когда я твёрдо заявлял: «Нет». Но всё-таки в моём сердце всегда оставался крохотный уголок с потаенной мечтой.

Если бы я был волшебником, то обязательно сделал бы так, чтобы Граждане (именно так — с большой буквы), коих мне посчастливилось наблюдать, после множества акций, споров, судов, дождались своего праздника. Увы, чудес не бывает. Во всяком случае, в современной России.

За пять лет бодания теленка с дубом, как выражался известный писатель, а также блуждания по кафкианским коридорам бюрократии, настроения участников протеста кардинально изменились. Многие из вполне лояльных обывателей превратились в убеждённых противников режима, подтверждая тезис, что никакой оппозиции даже не снилось произвести настолько мощный переворот в умах. Для неравнодушных вахрушевцев стал очевиден факт, что нынешняя власть во всей своей вертикали просто не способна к диалогу с обществом. Чиновники, депутаты, партии, ведомства лишь имитируют заинтересованность в разговоре, привлекая, к примеру, Общественную палату или иные надстроечные структуры, в действительности продолжая идти напролом к поставленной цели.

Причем, ситуация в нашем поселке отнюдь не уникальна. За годы существования паблика «Слободской район против мусорного полигона» мы увидели, что территорий, страдающих от смрада и нечистот, откормленных на помойках ворон и крыс, от онкологии и отравлений, в нашей стране несметное количество. А основной мусор, который безжалостно сметают в ходе проходящих преобразований в сфере обращения с отходами, — мы с вами, рядовые люди. По большому счёту, никого не тревожит, каким воздухом мы будем дышать, какую воду пить. Никому нет дела, что наши любимые места отдыха, рекреационные зоны, охотничьи и грибные угодья, пруды и речки превращаются в ядовитые отстойники на века. Самое «смешное», что в России неуклонно снижается численность населения, в той же Кировской области обезлюдели целые районы, а вонючие свалки организуют не в пустынях, а практически сразу за городским забором.

И если подобные ситуации повсеместны, то в персоналиях ли секрет? Разве не всюду одно и то же: нижестоящие чиновники беспрекословно выполняют волю вышестоящих, депутаты исправно голосуют «за», совокупность органов государственной власти выступает монолитом и никогда не находит нарушений? Порою сбои возникают, как в случае с руководителем аэродрома «Порошино» Ю.Иванцовым, не пожелавшим идти на сделку с совестью против федерального закона, запрещающего размещение опасных объектов вблизи воздушных путей. Тогда система устраняет неугодных героев, находя на их место более сговорчивых приземлённых кандидатов. Не следует забывать, что на дворе — капиталистический рынок, и всё многообразие человеческих отношений, в конечном итоге, сводится к одному — извлечению прибыли.

Там, где нет возможности присвоить нефть или газ, капитал находит иные механизмы: «Платон» за не им построенные дороги, взносы на обещанный в 2030-40-е капремонт, повышение пенсионного возраста для чересчур зажившихся на свете россиян и т.д. Пути эти бесконечны, мусор — один из них. Сначала люди платят за мусор, приобретая его в магазинах, потом платят за его вывоз — деньгами, а за захоронение будут платить дополнительно здоровьем и качеством жизни.

…Мне иногда возражают, что капитализм может быть «с человеческим лицом», мол, живут же вот немцы, французы, швейцарцы. Не знаю. Это как война, которая может быть «грязной», с применением напалма, или вестись точечными ударами, но которая в любом случае остаётся войной. Однако если желать «цивилизованного» капитализма, то, безусловно, за пять лет две с небольшим тысячи подписчиков протестного паблика не оставляют пока для него никаких шансов. Проблемы утопающих в России остаются проблемами самих утопающих, и миллион двести тысяч вятчан сегодня радуются, что мусорная свалка окажется в Осинцах, у кого-то, а не у них под носом. Когда из них хотя бы двести тысяч осознают, что европейское благополучие выстраивалось десятилетиями активной солидарности и свои, которых русские якобы не бросают, это вообще-то жители Вахрушей, тогда какой-то лучик света забрезжит. Впрочем, это уже из области ненаучной фантастики.

Автор — Игорь Олин

Источник материала — igorolin.livejournal.com

Фото Грегга Сегала




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования