Из мухи в слона. Как рядовой школьный спор перерос в информационную войну

Редкое кировское СМИ не отметилось новостями и статьями, посвящёнными ставшему теперь уже вселенских масштабов школьному конфликту в лицее инновационного образования при ВГУ.

Действительно, зрелище ещё то, к тому же в нём участвуют такие талантливые медийные персоны как юрист А.Долгих и адвокат В.Рылов. Тут есть практически всё для остросюжетного детектива: драка, «Скорая помощь», одна видео- и целых две аудиозаписи, полковник полиции и муж полковника, подозрение на вымогательство со стороны учительницы, даже колдуны и экстрасенсы… Как обычно бывает в хороших шоу, публика разделилась на две половины. Одни требуют приструнить родителей — «зарвавшихся ментов», другие призывают линчевать «провокатора — лжеюриста» и защищаемую им учительницу.

В этой истории сам чёрт ногу сломит. Но нельзя не обратить внимание на саму подоплеку произошедшего, из-за чего, собственно говоря, весь сыр-бор. Дорогие мои, из-за оценки! Из-за школьной отметки здоровые взрослые мужчины и женщины кричали и размахивали телефонами и кулаками.

Из-за несчастной отметки готовы теперь проклинать друг друга, заводить уголовные дела, наговорить с три короба околесицы или даже лишиться места работы. Заметьте, поводом к грандиозному скандалу стала не угроза человеческой жизни, не серьёзный ущерб, не попрание каких-либо безусловно важных ценностей, а всего лишь спор из-за отметок ребёнка по одному из предметов. То есть из-за полнейшей ерунды. Из-за сущего пустяка обе стороны, учитель и родители, несут сегодня репутационные потери, измотали себе и друг другу нервы, рискуют расстаться с профессией. А, главное, те и другие, наращивая конфликт, попросту забыли о девочке — ученице и дочери. Ей-то каково в этой заварухе?

Споры из-за отметок были и будут в школе всегда. Отметка всегда субъективна, она нередко по-разному воспринимается участниками образовательного процесса. За 20 лет работы в школе я был свидетелем сотен разбирательств. Приходилось ли встречаться со случаями откровенно несправедливого отношения со стороны педагогов? К сожалению, да. Не часто. Самая неприятная история, пожалуй, следующая. Учительница, имевшая неприязненные отношения с коллегой, вывела её дочери-выпускнице единственную годовую «тройку» за якобы плохо исполненную итоговую зачётную работу. Тогда пришлось формировать комиссию из специалистов других учебных заведений муниципалитета, которые, рассмотрев проблему, пришли к однозначному выводу о намеренно заниженной оценке, поставили девочке «5», и в результате аттестат она получила «неиспорченный».

Я убеждён, что опытный, тонкий, позитивно настроенный к детям педагог, как правило, не доводит конфликт до некой острой стадии, когда родители вынуждены идти к директору или жаловаться выше. Ведь, по большому счёту, учитель заинтересован в успехе каждого ученика. Даже формально, из мотивов аттестации, где средний балл играет существенную роль. Да просто потому, что учитель! Он заинтересован в наличии родителей — сторонников и помощников, а не врагов. Другое дело, что он стремится быть объективным, ведь оценка оценкой, а окончательный итог подводит ЕГЭ. Что будет значить «пятёрка», коли на экзамене человек наберёт 40-50 баллов (в стране аж медалисты такие попадаются)? Кстати, в этом ещё одно немалое преимущество процедуры ЕГЭ — драма «Дорогая Елена Сергеевна» не может теперь повториться. Практика давления на учителя с целью незаслуженного завышения оценок, в принципе, становится бесполезной в новой системе экзаменов. Моя хорошая знакомая, замечательная учительница русского языка, на родительских собраниях зачастую использовала такой приём — она говорила, что если хотите видеть в дневниках своих детей только хорошие отметки, то она готова их ставить, снимая с себя ответственность за результат государственной итоговой аттестации, и всякий раз диалог завершался соглашением, что гораздо лучше видеть в дневниках объективную картину.

Будучи инструментом профессионального педагога оценка не является топором на плахе, не должна угнетать ученика, а должна, прежде всего, выполнять стимулирующую роль. В подавляющем большинстве подобных конфликтов, когда есть добрая воля сторон и готовность слышать друг друга, проблема снимается быстро.

Что делать, если коса находит на камень? Закон «Об образовании» предусматривает в учебных заведениях создание комиссий по урегулированию споров между участниками образовательных отношений, создаваемой на паритетной основе из представителей педагогов и родительской общественности. Только так. Авторитетные, уважаемые представители школы и родительского комитета постарались бы спокойно разобраться в ситуации. Выход всегда находится. Вынесли бы решение, которое по закону обязательно для конфликтующих сторон. Такие комиссии исходят из главного — не навредить ребёнку. А сейчас чего добились? Успеваемость повысилась? Не «тройка» и не «двойка» приносят реальный вред, а публичные склоки, гневные комментарии и оскорбления.

Мой совет обеим сторонам — прекратить взаимные нападки, всё уже сказано (что надо и не надо), отказаться от претензий друг к другу, отозвать заявления, успокоиться и вспоминать этот выплеск эмоций как страшный сон. Юристам — умерить амбиции, вы, и так ясно, оба — бесподобны. Но кто бы не победил в судебной тяжбе, в любом случае невольной жертвой её станет юная школьница. Вспомните, что изначально взрослые хотели сделать девочке лучше (одна — строгими отметками, другие — защитой от строгих отметок), так сделайте наконец! Пожалейте её.

Автор — Игорь Олин, директор Вахрушевской школы

Источник материала — igorolin.livejournal.com

Комментарии к “Из мухи в слона. Как рядовой школьный спор перерос в информационную войну

  1. Финтифлюшкин 26.12.2017 в 11:34 - Ответить

    В любой конфликтной ситуации нужно оставаться людьми, а не вести себя как питекантропы. И это касается обеих сторон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *