25 лет назад… Эти четверо делают мой замерзший вечер

694

Я не люблю свою малую Родину.
Хотя нет, не так. Моя моя малая Родина — это не Киров, а Слободской. Маленький вятский Суздаль по архитектуре и вятский Питер по менталитету.
А Киров не люблю. Город глиняной грязи, безвкусного хлеба, слабительного пива и стомых людей. Ну еще жидкой сметаны. Там, в Кирове, не знают, что хорошая сметана это та, в которой ложка стоит, а не жидкая сметана, которой даже коты брезгуют.
А еще Кирову не везет с властью.
В Кирове, судя по интервью с чиновниками есть две проблемы: переименование улиц и туристический потенциал Вятки.
На самом деле, промышленность надо развивать, а не туристический потенциал реализовывать.
Вот зачем ехать в Киров из Краснодара, например? За рыжиками? Так легче по инету заказать.
Вот в каком случае я поехал бы в Киров из Мурманска, Екатеринбурга, Казани, Питера? Лично я, оговорюсь. И по личным своим причинам.
На концерт бы поехал. К «Шейкерам».

Зима в Кирове начинается в конце октября, присыпая снежком осенние собачьи какашки. Говны начинают преть в конце апреля: значит весна. Между ними — унылая зима. Но, тем не менее, я люблю вятский ноябрь. Когда вот этот вот первый снег, нет людей на улицах и транспорт заканчивает ходить в восемь вечера. А по выходным в семь. Идешь по скрипящему снегу, еще в летних кроссовках или демисезонных ботинках. С неба колышатся крупные снежинки. И тишина, и звенящая пустота. И ты один, и это состояние кажется вечным. Это тебя пугает, но и радует одновременно.
Но вот поворот, спускаешься в подвал, раздеваешься в гардеробе. Здесь жарко и пахнет вискарем и жареным мясом, круто посыпанным перцем «Чили».
Шейк.
Шейк, эврибади, шейк!
Здесь меня встречают четыре реднека на сцене.
Один, полуголый и потный, херачит на барабанах. А еще он вокалист. Ромыч брутальный реднек. Девчата пищат и хотят селфи, но брутальнее Ромыча только его жена, она отсекает девчонок одним взглядом.
Второй, улыбается, но его улыбка как взгляд аризонской гадюки. Вини — соло-гитарист, пальцы его вытворяют чудеса, время от времени оглаживая изгибы гитары. Если ему дать в руки «Ремингтон», его улыбка станет инфернальной. Но он предпочитает «Фендер».
Мистер Шериф — третий. У него контрабас и шляпа. Не снимая шляпы, он карабкается на инструмент с ногами, продолжая атаковать басы. Встает на деку одной ногой, в процессе пьет «уиски». Выпить может много, на публику. И всегда остается самым трезвым из коллектива.
Клавиши прячутся в тени. Где-то там, в глубине сцены, Женька гладит их двумя руками. Настоящий тапер, он скучающе разглядывает танцующую публику, попивая минералку, а может и не минералку.

Эти четверо делают мой замерзший вечер. Рок-н-ролл, рокабилли, блюз — мне пофигу, что они играют и какой это жанр. Мне важно другое — на паручасов я попадаю из заснеженного Кирова куда-то в Техас. Хочется говорить, растягивая слова, пить текилу, закусывать кактусом.

За парнями, на заднике, висит флаг Конфедерации. Я в нем вижу рядового Ирбиса, сержанта Фила, лейтенанта Медведя, майора Доброго и других людей Новороссии. Русских ковбоев, реднеков и ребеллов. Но это мое личное, это я держу в себе. Я смотрю на девчонок, которые кружатся в рок-н-ролле под вокал Ромыча, бас Димыча, ритм Вини и клавиши Женьки.
Да, все временно. Через час они разойдутся по домам. А утром отправятся на свои работы: кто в юридическую контору, кто в магазин музыкальных инструментов, кто в редакцию.
А мы тоже разойдемся о домам, неся в себя огонь рок-н-ролла и вечную жажду жизни рокабилли.
И в Кирове станет чуточку теплее.

Но это будет потом, а пока, 4 ноября «Шейкера» ждут вас на свой юбилей.
Двадцать пять лет.
Двадцать пять лет, мать вашу! Девяносто второй год — год голодных смертей, русской мафии спирта «Рояль» и прочего дерьма.
Но четыре пацана выбрали свой стиль жизни. Контрабасами и клавишами, барабанами и гитарами, а пару раз и саксофоном, он прошли через тьму девяностых, тусклые нулевые, и рвутся сквозь багровые десятые.
Я хочу к ним, на юбилейный концерт.
Увы, не получится. Что ж, тогда надо сделать так, чтобы они приехали ко мне на фронт. Эти могут. У них все получается. По-техасски, по-мужски.
И да, кстати, они не кировские. Они из Слободского.
Итак, город Киров, 4 ноября 2017, клуб «Gaudi». 18.00, а второй концерт в ресторане там же — 21.00

Автор — писатель, поисковик, психолог Алексей Ивакин

Источник материала — ivakin-alexey.livejournal.com




Комметарии к статье “25 лет назад… Эти четверо делают мой замерзший вечер
  1. Андрей

    Скинул ссылку друзьям из Питера, которые уехали из Слободского… Хорошо написано…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования Конверты