10 сентября. Выборы без выбора

Впервые за 25 лет не пойду на выборы. Выбирают губернатора, но сама предвыборная кампания была настолько пресной, а результаты её настолько предсказуемы, что интерес к этому мероприятию минимальный.

Фото Свойкировский.РФ

Сто с небольшим лет назад в «третьеиюньской монархии» Николая Второго был принят «бесстыжий» избирательный закон, по условиям которого в орган народного представительства проходили за малым исключением черносотенцы, монархисты, крупные помещики, представители монополий и финансовой олигархии, прозаседавшие в Думе до самой революции 1917 года. Нынешняя избирательная система с её фильтрами, порогами, возможностями для отстранения неугодных, пожалуй, превосходит «бесстыжие» времена.

За четверть века ни один из кандидатов, за которых я голосовал, ни разу не победил. Чаще всего, у них вообще не было сколько-нибудь серьёзных шансов на успех, но они были живые, интересные люди, верившие в то, о чём говорят, и уверенные в своей правоте.

С годами спектр допущенных кандидатов тускнел, становился всё более предсказуемым, а сами кандидаты стали напоминать замшелый реквизит худого театра с речами из заезженной пластинки. Постепенно накопилась усталость от голосования за обречённых, вечных аутсайдеров. Даже наша сборная по футболу, которая вроде бы на каждом турнире проигрывает всё и вся, за указанный период умудрилась однажды выйти в полуфинал европейского первенства. А мои кандидаты с упорством, достойным лучшего применения, проиграли все выборы до единого.

Двадцать пять лет заполненные бюллетени ненужно опускались на дно ящиков для голосования, никак не повлияв на пути развития региона или страны. Крепло убеждение, что приходится участвовать в некоей плутовской игре наподобие «напёрстков», когда шарик всегда оказывается не под тем стаканчиком. Судя по явке, подобных разочарованных избирателей из «меньшинства» довольно много.

Главными побудительными мотивами идти на выборы до сих пор были: антипатия к ставленникам «партии власти», напропалую сочинявшим хвастливые небылицы, весомая убедительность оппонентов и надежды на изменение ситуации к лучшему. Сегодня эти мотивы отсутствуют.

Нет антипатии к Васильеву, он воспринимается как московский назначенец, который не хуже других чиновников, встроенных во властную вертикаль. Он хорошо выглядит, лично рассматривает многочисленные жалобы кировчан, наводит элементарный порядок, столь милый сердцу среднестатистического обывателя. Он вымучил предвыборную программу, в которой практически никому ничего не обещает, потому что обещать нечего, и это одно вызывает определённое уважение. Ничего в жизни не изменится, так как существующие реалии вполне устраивают и власть, и её электорат. Где-то что-то подлатают, где-то что-то построят, где-то что-то усовершенствуют. По мелочам, остальное приватизировано. Отчего бы в таком случае и не стать Кировской области сильной, ведь Россия уже объявлена таковой? Сильные субъекты — сильная федерация.

Во властной вертикали невозможно представить залётчика со стороны — проголосуй за него народ, как он вообще будет работать? Целенаправленные и неуклюжие попытки опорочить Васильева и его команду, к примеру, «Красным наблюдателем», «Шептуном» и тому подобными лапотными изданиями, за потугами которых явно проглядывает мохнатая лапа вятских олигархов, придают ему известный шарм руководителя, взбаламутившего местное болото. Раздаётся много возмущённого кваканья даже без всякого повода, но поверить в реальные возможности Мамаева или Черкасова управлять областью и взаимодействовать с федеральным центром трудно. Представители КПРФ и ЛДПР давно являются хотя необходимым, но малозначительным атрибутом российских выборов. Эти партии превратились в призраки со смешным количеством активных сторонников, испытывают крайний дефицит кадров, средств, идей. По большому счёту, они существуют лишь благодаря действующей власти, которая их поддерживает, как Шура Балаганов поддерживал выдохшегося Паниковского на пути перед кончиной. Другой вопрос, что проводить выборы назначенца само по себе излишне и напоминает плохое провинциальное шоу, изрядно приевшееся публике. 90% средств кандидатов, израсходованных на агитацию, составили долю Васильева. Сравнить можно разве что с избиением младенцев.

Нет и надежд на изменения. Главное, хуже не станет. После выборов телега региональной экономики продолжит со скрипом ползти, прибавляя или замедляя ход в зависимости от размеров столичных дотаций. Положительная динамика депрессивной области в условиях наблюдаемого в стране всеобъемлющего экономического кризиса сродни чуду. Четверть века постсоветской истории, думается, окончательно избавили нас от веры в чудеса. А вот если верить народным приметам, то аналогичные нынешним масштабы дорожного ремонта ожидаются как раз к следующим губернаторским выборам. До того золотой дождь не прольётся, но наличие во главе региона президентского ставленника принесёт кировчанам стабильность, пускай и несколько поистрепавшуюся. А в чём сила? В стабильности.

…Выборы в существующем у нас сейчас виде, выборы без выбора, решают единственную задачу — создать представление всенародной поддержки проводимого президентом и «Единой Россией» политического курса. Они не имеют прямого отношения к вопросам социально-экономического развития региона, потому как эти вопросы решаются совершенно иначе, никак не явкой избирателей на избирательные участки.

Автор — Игорь Олин

Источник материала — igorolin.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *