Итоги учебного года: 14 проверок, 8 протоколов, 13 судов

В таком ракурсе анализ школьной деятельности проводить мне ещё не приходилось. Есть здесь что-то новаторское. Не было смысла этим заниматься Сухомлинскому, Поташнику, Ямбургу и иным корифеям советской и постсоветской педагогики. Однако времена меняются, и каждая эпоха рождает новые веяния, отражающие её суть.

В нашем регионе первая половина 2016-2017 учебного года ознаменовалась резким снижением уровня заработных плат в школах и попытками пересмотреть льготный порядок предоставления коммунальных услуг учителям сёл и посёлков городского типа. Данное обстоятельство объясняет факт, что весь год педагогические коллективы штормило. При этом кому-то из сотрудников удавалось совмещать возмущение и эффективность работы, кому-то не очень. В реальные забастовки, как было в 90-е, конфликт не перерос, но в риторике возмущённых активистов профессионального сообщества подобная подзабытая угроза снова стала звучать. Только в нашей школе по вопросам оплаты труда прошли 4 больших собрания трудового коллектива, не считая постоянных «сходок» в учительской. Жалобы направлялись в органы управления образованием, региональное и федеральное министерства, областную прокуратуру, средства массовой информации, приезжал главный федеральный инспектор. Надо сказать, что органы власти среагировали адекватно. Компенсация за коммунальные услуги сохранилась в прежнем объёме. Прошли рабочие встречи районного и окружного уровня с участием представителей областного министерства, в нашем случае был найден более справедливый вариант распределения субвенции между образовательными организациями одной территории.

Многочисленные надзорные инстанции продолжали усиливать контроль над учреждениями образования. Без учёта проверок со стороны учредителя нашу школу различные ведомства инспектировали 14 раз. Плановыми и, значит, более объёмными и тщательными стали проверки ГИБДД по обеспечению безопасности дорожного движения, Рособрнадзора непосредственно по вопросам образовательного процесса, отдела надзорной деятельности по обеспечению пожарной безопасности, Министерства охраны окружающей среды по вопросам экологической безопасности, Западно-Уральского управления Ростехнадзора по обеспечению электробезопасности. Довольно поучительными и полезными стали аудит соблюдения законодательства по охране труда, проведённый совместно обкомом и ЦК профсоюза работников народного образования и науки РФ, и внеплановая проверка прокуратуры и службы транспортного надзора по школьному автобусу.

По итогам контрольных мероприятий нам было выдано 6 предписаний, на должностных лиц школы и школу как юридическое лицо было составлено 8 административных протоколов. Правда, лишь в трёх случаях надзорные органы накладывали штрафные санкции, чаще ограничиваясь предупреждениями. Два штрафа из трёх были отменены судами. Часть нарушений возникла вследствие упущений ответственных лиц, недостаточной квалификации или отсутствия соответствующих кадров по «узким», не основным для образовательной организации направлениям деятельности (инженер по охране труда, механик — контролёр технического состояния автотранспортных средств, ответственные за электрохозяйство, экологическую безопасность и т. п.). Зачастую наличие нарушений объясняется хроническим недофинансированием, и результатом предписаний становится не их устранение, а многолетняя, многотомная переписка.

Учредитель же в основном обращал на нас внимание после каких-нибудь жалоб. Все они касались тех или иных хозяйственных проблем, что «ни хрена не делаем», и адресовались губернатору, Общественной палате, Жириновскому, президенту страны и рубрике «Для неравнодушных людей» одного бесплатно распространяемого рекламного издания.

Я писал объяснительные:

«Сломалась мотокоса. Территория 3,5 га, зарастает травой. Денег в бюджете нет. Отремонтировали косу за 9,5 тыс.руб., купили бензин и леску на 1,5 тыс.руб.».

«Ещё весной вышел из строя тахограф на школьном автобусе. Ездить нельзя. Два месяца простоя. Денег в бюджете нет. Ремонтировали долго, но бесплатно».

«Подготовка к приемке. На ремонт 3-х учебных корпусов с 35 классами, библиотекой и спортзалом из бюджета выделено 15 тыс.руб. Отремонтировали, вложения в совокупности составили около 100 тыс.».

«Школьную картошку жрёт колорадский жук. Денег в бюджете нет. Сдал в макулатуру два шкафа бумаг. Отравили за 500 руб.».

«Мощная гроза. Сгорели источник бесперебойного питания автоматической пожарной сигнализации, 9 сетевых карт, 2 роутера. В бюджете нашлись деньги на источник. Остальное тоже купили».

«Требует частичного ремонта изгородь. Денег в бюджете нет. В протянутую руку дали пиломатериала и гвоздей тысяч на десять».

И т. д. Радует тенденция, что ворох жалоб нам удалось разгрести по осени, во втором полугодии их поток прекратился. Впрочем, и ранее и сейчас помощников куда больше ябедников.

В течение года директор школы участвовал в 13 судебных заседаниях. Некоторые из процессов инициировала сама школа. В частности, мы обращались в областной арбитражный суд и Второй арбитражный апелляционный суд, оспаривая требования Пенсионного фонда по оплате взносов с компенсации педагогическим работникам за книгоиздательскую продукцию. Суды были проиграны, несмотря на то, что мы со всеми финансами действовали в строгом соответствии с рекомендациями (для казённого учреждения рекомендации равны приказу), содержавшимися в письмах региональных Минфина и Минобразования. Рекомендации нарушали норму федерального закона.

В арбитражный суд подавали на нас отдельные поставщики услуг, так как мы не могли выполнить в срок свои договорные обязательства.

Интересным стал судебный процесс по инициативе районной прокуратуры за задержку ответа на внесённый ею протест. Районный суд оставил в силе вердикт мирового судьи, и мне пришлось выплатить штраф за опоздание с ответом на несколько дней. Суть ответа все стороны устроила, а грозно звучащее «неисполнение законных требований прокурора» явилось единственно нарушение установленных сроков. Причём, точный срок получения протеста можно было определить лишь на основании моих собственных показаний. Выходит, я — дурак со своей честностью — сам себя наказал.

Роспотребнадзор оказался не удовлетворён штрафом в 10 тыс.руб., наложенным на школу мировым судьёй за неисполненное предписание. Он последовательно пытался обязать какие-либо органы выделить средства на исполнение нормативных требований. Таковых не нашлось ни в муниципалитете, ни в области: у одних нет денег, у других полномочий. В иске ведомству отказали и районный, и областной суды. Впрочем, не сказать, что вся судебная волокита проходит совершенно впустую. Положение меняется в лучшую сторону, в нынешнее лето будет сделано немало, но это тема другого разговора.

В качестве третьей стороны школу регулярно привлекают на заседания по спорам педагогов, выходящих на досрочную пенсию с Пенсионным фондом. Фонд старается максимально исключать различные периоды из педагогического стажа, иногда эти попытки выглядят абсурдно, а политика, направленная на то, чтобы хоть сколько-то от каждого отщипнуть, — позорно.

До 1 сентября школа обязана исполнить несколько предписаний, прогресс есть по каждому, но в полном объёме всё же не удастся. Значит, новый учебный год принесёт нам новые протоколы, новые суды, новые штрафы, новые радости.

…А вообще-то мы учим детей.

Автор — Игорь Олин, директор Вахрушевской школы

Источник материала — igorolin.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *