Конжаковский камень. 1992 год. Алексей Ивакин про путешествие на Северный Урал

Ну раз лета нынче нету — не покататься ли на лыжах?
Шучу. Раскопал тут с помощью товарища фотографии 1992 года. Товарищ их оцифровал, скинул. Вот выкладываю.

Февраль 1992 года. Таможенники еще не уселись клопами на границах украинских и российских областей. Никто толком еще не понял. что Советский Союз — все, но Ельцина уже начали ненавидеть. Где-то в средине января внезапно закончилась эпоха тотального дефицита вещей — мгновенно на прилавках появилось все, включая пиво в диковинных консервных банках. Правда, началась эпоха тотального дефицита денег. Утром буханка хлеба пять рублей. к вечеру десять, через неделю пятьдесят. Время возможностей: или сеть на иглу, или словить пулю, или помереть от голода. Свобода. че.
Нам, студентам, было полегче — во-первых, конское здоровье, полученное на нормальной пище восьмидесятых, во-вторых, азарт и пофигизм молодости: казалось, что вот-вот и все кончится, вернемся к нормальной жизни, в-третьих, провинциальный Киров, где всегда можно сгонять к родителям за мешком картошки и банкой варенья. Ну и спорт.

Моим хобби был пешеходный туризм.

Через полгода после Конжака мы соберемся в Фанские горы, летом 1992 года. Я даже съездил в Москву, чтобы купить билеты Москва-Душанбе. Да, да. В Кирове купить их было невозможно. Надо было ехать в Москву. Билет до Москвы стоил каких-то 15 рублей, стипху уже подняли и она было не то 150, не то 200 советских. Бутылка спирта «Рояль» около двадцатки, что ли… Или десятки… Хотя цены скакали, да. А вот эти 15 рублей до Москвы оставались неизменными. Правда, иногда приходилось ехать на третьей, багажной полке, покупая место у проводника.
Впрочем, давайте фотографии смотреть.
Панорама с горы Семичеловечья на Конжак:

Увы, но качество будет именно такое. Потому, что фотографии пленочные, это вам не на смартфон чикать себя, любимого. В те годы узнать о телефоне, на который можно фотографировать, можно было узнать лишь из фантастических журналов типа «Искателя».
Выгружаемся в городе Серове.

Нас шестеро. Четыре парня, две девчонки. Один фотографирует.

Едем в Кытлым из Краснотурьинска. В Краснотурьинске была какая-то столовая, в ней хлеб на столах бесплатно лежал. Студенты, конечно, хлеб тот и сожрали разом. Потому что вкусный. Такой хлеб мне будет изредка попадаться на просторах Повольжья в маленьких пекарнях на трассах. Но очень изредка. Последний раз что-то такое ел из пекарни в Кировске(ЛНР).
Приехали в Кытлым.
Суровая уральская фауна:

Пора в леса. Очень комфортно в лесу себя чувствую. В отличие от степи или моря.

Хотя, лучше летом у костра, чем зимой на солнце.

В том походе я научился есть сало без хлеба. А до этого и с хлебом не ел, балбес малолетний. Когда завхоз первый раз выдал по кусочку сала — я его, идиот, на веточку синичкам повесил. Уже на следующий день сожрал новую порцию как конфетку. Оказалось, вкусно.

В зимнем лесу жрать надо все, что не приколочено.

Красота

А прозвище в том походе у меня было: «Братец-Черепашка». От группы отставал за световой день часа на два. Шлепал по лыжне, чо.

 

…Причем интересно, проходишь определенный какой-то створ — и ветер резко прекращается. Как будто выключили его. Вот с тех пор бороду и ношу, потому что дооооолго бриться не мог. И юношеский пушок превратился в нормальную бороду.

Автор фото:

С вами был я(слева) и Петрович(справа), автор этих фотографий 25 летней давности. Эта фото сделана еще в январе, так, что не надо тут про елки всякие.

Автор — Алексей Ивакин, писатель, поисковик, психолог

Все фото и другие тексты автора здесь — http://ivakin-alexey.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *