Исход. Из Кировской области бежит молодёжь, бегут и специалисты

Века раннего Нового времени вошли в историю как «столетия редкого человека», население Европы практически не росло. Главными бедами тогда были постоянные войны, эпидемии чумы, голод вследствие неурожаев. В современной Кировской области, к счастью, нет войн, чумы и голода, но наше время для региона всё равно становится «столетием редкого человека».

С 1989 года и до сегодняшнего дня численность населения Кировской области неуклонно снижается, сократившись за данный период на 400 тысяч человек. Самое обидное, что тренд на преодоление демографического кризиса, просматривающийся в России в целом — с 2010г. рождаемость в стране превышает смертность, на Вятской земле никак не проявился. Более того, с 2010г. регион потерял 100 тысяч человек. Превосходя по занимаемой площади такие европейские страны, как Австрия, Чехия, Венгрия, Кировская область, отличающаяся замечательной природой, постепенно безлюдеет.

Как часто бывает, абстрактные цифры до поры не производят на нас сильного впечатления, пока не подтверждаются неким личным опытом. На днях узнал новость, от которой почему-то расстроился. Хотя, может быть, за человека порадоваться надо, жизнь его изменилась к лучшему, но… Моя одноклассница Оксана — педиатр, отличный врач (приходилось, и мою дочь лечила) отработала в детской поликлинике почти два десятилетия. Будучи в Петербурге она разговорилась с коллегами. Выяснилось, что в городе на Неве серьёзный дефицит врачей, Оксану пригласили на работу, предоставили общежитие, предложили заработную плату, практически втрое превышающую заработки в кировском учреждении. И она уехала, тем более дочь учится в одном из питерских вузов. Всех благ им, конечно. Только я думаю, что в Кирове стало хуже. Потеряли хорошего врача, которых в области тоже недостаток.

Обвинять её? А в чём? У меня у самого старшая дочь два года работает в Сочи. Когда она подалась в культуру, я полагал, что придётся кормить её до самой пенсии — ну какие в вятской культуре зарплаты?! С утра до позднего вечера на двух работах, без выходных и праздничных дней, и 12 тысяч в месяц в итоге. Впрочем, я был горд, видя её непринуждённой эффектной ведущей городских и поселковых праздников. Сейчас наше рыжеволосое солнышко периодически прилетает на самолёте в гости. Федеральное курортное учреждение, где она трудится аниматором, обеспечивает проживание, питание и достойный заработок.

Поэтому что я мог сказать своей молодой сотруднице, педагогической «звёздочке» с оплатой в один МРОТ, которая вдохновляла и окрыляла внеурочную жизнь младших школьников, когда она нынешней весной прошла конкурсный отбор и отправилась вожатой в «Артек»?

На встрече выпускников (в сельской школе за 10 лет их сотня наберется) разговорился со своей бывшей ученицей Татьяной, неотразимой красавицей с грудным бархатным голосом. В Москве. Работает в банковском офисе, снимает квартиру за 30 тыс.руб. в месяц. Жизнь в столице нравится. Как и Катерине, интеллектуалке, творческой личности с ахматовским профилем, которая после окончания учёбы в Суриковском художественном училище даже не рассматривала вариант возвращения на родину. Устроилась в школу, название которой хорошо известно профессионалам отрасли. Наталью, бойкую обаятельную брюнетку, давно не видел, руководит из столицы сетью фитнес-центров по всей стране. Евгений, талантище, в Москве поёт на большой сцене. Анну, скромную, весёлую, трудолюбивую умницу, пригласила в столицу крупная фирма. Помню, как перед отъездом рассказывал ей о своём печальном опыте кратковременного пребывания в мегаполисе, она только смеялась. Дети моей двоюродной сестры, также ученики мои, уехали в Питер. Светланка (господи, у неё уже двое ребятишек, хотя, кажется, вчера под стол пешком ходила) пишет: «Живу в своём доме так, как мечтала».

Да что молодёжь? Мои коллеги, супруги — пенсионеры, бывшие школьные директора, когда-то олицетворявшие систему образования в Слободском районе, продали квартиру и перебрались поближе к Москве, ближе к детям и внукам. Подруга детства Лариса с мужем тоже продали кировское жильё, чтобы уехать в столицу: «Мне здесь всё нравится, я здесь отдыхаю душой». Лариса нашла там новую, редкую и тихую работу, связанную с описанием ювелирных украшений, ставшую одновременно её увлечением.

…Да, это жизнь — прощания и расставания. Я замечаю, что люди, сорвавшиеся с места, вятские наши провинциалы, чаще всего, не теряются и вполне благополучно устраиваются в крупных городах, которые слезам не верят, которые расцветают, пока остальная Россия скукоживается. Наверное, незаменимых нет, но, как повторяет мой друг, есть неповторимые. Уезжают яркие, одаренные, хорошие люди, и мы, кто остаётся, становимся беднее. Если бы, как в сказке, всех их вернуть назад, то Киров, Кировская область стали бы не менее выдающимся центром экономической и культурной жизни, какие встречаются в развитых странах даже очень далеко от столиц. Пока же многие продолжают уезжать — не сказать, что совсем уж от нищеты, убогости, неустроенности, но всё-таки от осточертевшей бедности, узости приложения сил, нехватки ресурсов, невозможности реализовать собственный потенциал. И перспектив, увы, больше не становится. Если несколько лет назад хотя бы шли разговоры о создании инвестиционной и туристической привлекательности региона, развитии малоэтажного строительства, то теперь запросы иные. Однокурсница, в силу специфики деятельности хорошо осведомленная о ситуации в региональных правящих и бизнес-кругах, считает: «Всё разваливается. Главное, чтобы до войны и революции дело не дошло. Не было бы потрясений, как в начале 20 века, не было крови. Пусть всё умирает постепенно».

Автор — Игорь Олин, директор Вахрушевской школы

Источник материала — igorolin.livejournal.com

Комментарии к “Исход. Из Кировской области бежит молодёжь, бегут и специалисты

  1. А ещё и отношение к хорошим специалистам пренебрежительное. Профессионалам всегда есть что сказать, у них есть чему поучиться. Начальству это претит. Оно хочет командовать, и чтоб никакой критики. Наказывают не только рублём, лишая премий и урезая зарплаты, но не гнушаются применять совсем бесчестные методы, унижая и оскорбляя.К счастью, не везде так. Уехала из Слободского. Снова работаю в школе. Чувствую свою нужность и заботу: дали квартиру, нормальную зарплату. Премии — редко, зато всё прозрачно и понятно. Недавно сломала ногу, так организовали ежедневный подвоз до школы. Три десятка лет учила слободских детишек, вышла на пенсию 8,5тыс.р.Сейчас работаю в Петербурге, но слежу за событиями в родном городе, поддерживаю связь с коллегами. Увы, новости чаще всего безрадостные.
    P.S.Кстати, подсчитала, что из всех моих выпусков, начиная с 2000 года, в родном городе осталось человек 10.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *