Об аварийной посадке американского самолёта в городе Слободском

В 1943 году на окраине Слободского приземлился американский самолет «Дуглас». Как выяснил слободской краевед Сергей Серкин, борт прилетал за продукцией меховой фабрики «Белка» и слободского спиртзавода.

duglas

Транспортный самолет «Дуглас» С-47.

О нем рассказала автору публикации слобожанка Ольга Николаевна Леушина, а дополнения и уточнения сделала ее сестра Екатерина Николаевна, проживающая ныне в Перми. В то время с военных баз в г.Киров постоянно прилетали военно-транспортные самолеты для получения необходимой продукции на предприятиях области для нужд фронта. В кировский аэропорт из Слободского продукция доставлялась автотранспортом разных предприятий. Перегрузка продукции и дополнительная затрата времени на доставку в аэропорт создавала определенные неудобства.

По этой причине, вероятно, военпред, находившийся в г. Слободском, предложил вышестоящему руководству использовать поле-аэродром малой авиации, находившийся в нашем городе рядом с рабочим поселком меховщиков (на том месте, где впоследствии была расположена железнодорожная ветка на меховую фабрику «Белка»). И в Слободской прилетел самолет. Сообщений в местной печати по этому поводу в то время просто не могло быть — цензура за этим строго следила.

Ольга Николаевна Леушина – дочь Николая Ивановича Воробьева, работавшего директором меховой фабрики «Белка» в 1940-1943 годах. Она рассказала, что прилетавший самолет являлся американским транспортным самолетом «Дуглас» (С-47 Дакота).Самолет должен был взять на борт продукцию меховой фабрики «Белка» и слободского спиртзавода. Таких самолетов было немало поставлено в СССР в период 1941-1945 годов по ленд-лизу — их перегоняли советские летчики с Аляски. Следует сказать, что они были рассчитаны для использования на плохо подготовленных аэродромах и летных полосах.

Во время приземления в силу непредвиденных обстоятельств возникла аварийная ситуация, в результате которой крыло самолета было серьезно повреждено. Из-за этого экипаж самолета (летчик и летчик–штурман — старшие лейтенанты Николай Михайлов и Алексей Лаптев, а также солдат-радист) должен был длительное и довольно неопределенное время ожидать доставку новой части крыла и ее установки специалистами. А так как место посадки самолета находилось в жилом микрорайоне меховой фабрики и основной объем продукции нужно было получать именно на этом предприятии, то понятно и то, что забота о размещении экипажа на временное проживание легла на плечи Н.И. Воробьева.

Летчики Н. Михайлов и А. Лаптев.

Летчики Н. Михайлов и А. Лаптев.

Из воспоминаний его дочери Екатерины Николаевны, 1929 года рождения: «Экипаж самолета поселили в квартире-гостинице трехэтажного кирпичного жилого дома меховой фабрики напротив стадиона, построенного накануне войны. Самолет охранялся круглосуточно в течение довольно длительного времени — с конца осени 1942-го до отлета в начале февраля 1943 года — командой стрелков, сопровождавшей его. Летчики, скучавшие по мирной жизни, часто приходили в нашу квартиру на Демьянке в двухэтажном деревянном доме на углу улиц Советской и Заводской напротив церкви. В настоящее время он перестроен и имеет современный вид. Они любили проводить у нас время и гулять с моей младшей сестрой Олей, которой было тогда всего 4 года.

Когда была доставлена новая часть крыла самолета, то для ее установки прибыли и специалисты во главе с подполковником И.Г. Чучиным. С собой они привезли несколько листов дюралюминия, необходимых для соединения крыла самолета с его бортом. По окончании работ из оставшегося листа дюралюминия специалистом, приехавшим из Москвы, был изготовлен небольшой таз в качестве подарка для нашей мамы Анны Ивановны. Перед отлетом летчики сердечно поблагодарили отца за оказанную помощь».
Ольга Николаевна дополнила: «Мне было тогда всего 4 года, но в памяти осталось то, что меня садили перед отлетом в кабину самолета, где горели разноцветные огоньки. Моя сестра была старше меня на 10 лет. Она об этом случае помнила и мне рассказывала. Вообще, в нашей семье часто вспоминали этих людей и относились к памяти о них очень уважительно. На тазик — реликвию тех событий — вы можете взглянуть воочию. Он сохранился и напоминает о той истории, которая произошла в нашем городе более 70 лет тому назад».

Таз из крыла "Дугласа".

Таз из крыла «Дугласа».

Слобожанам, наверняка, интересно будет узнать, кто же такой был И.Г. Чучин. Оказывается , в то время он был известной личностью и входил в число первых российских летчиков, принимавших участие в Первой мировой войне, награжден за воздушный бой Георгиевским крестом. В конце 30-х годов был назначен начальником аэропорта в Монино под Москвой. Во время Великой Отечественной войны оттуда советские бомбардировщики дальнего действия совершали полеты для бомбардировок Берлина и Кенигсберга.
Надо сказать, что знакомство между Н.И. Воробьевым и И.Г. Чучиным произошло ещё в довоенную пору, так как меховая фабрика «Белка» поставляла Министерству обороны свои изделия. Николай Иванович иногда бывал в тот период в командировках в Москве и не раз встречался с Иваном Георгиевичем на аэродроме в Монино.

Екатерина Николаевна подытожила: «Однажды, когда летчики Николай Михайлов и Алексей Лаптев должны были доставить продукты и теплую одежду в только что освобожденный от немцев Сталинград, они предложили Николаю Ивановичу, несмотря на запрет брать на борт гражданских лиц, полететь с ними, чтобы посмотреть с высоты, в каком состоянии находился город. И он не отказался от искушения побывать там, потому что Сталинград в тот период волновал всех. Их самолет был тогда даже обстрелян, а И.Г. Чучин потом строго отчитал как экипаж самолета, так и самого Николая Ивановича. Позднее от Чучина пришло сообщение о том, что самолет с этими летчиками потерпел аварию при заходе на посадку в Монино, столкнувшись со взлетающим самолетом. Один из членов экипажа остался жив».

Сергей СЕРКИН.
Фото из семейного архива
Е.Н. Леушиной

Источник материала — xn——elcna1cvkf1b1c.xn--p1ai

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *