Основы психологии от Алексея Ивакина. Часть II. Увидел кандидата в педагогические науки? Выпори

452

Так вот — моя психология работает.
Потому что она — наука. При этом моя психология: это естественная наука. Не гуманитарная. Не техническая. Не социальная.
Это море математики, физиологии ЦНС и ВНД и прочих смежных дисциплин.
В том числе и физики. И химии. И географии. И истории.

лекция

Вот единственная ненаучная дисциплина в психологии — это так называемая педагогическая психология. Инженерной психологией, почему-то, никто не увлекается. Зато педагогическая была в фаворе. А это зло. Увидел кандидата в педагогические науки? Выпори. Увидел доктора педагогических наук — убей его к херям.
С 1987 года я возился со щенками, когда сам еще был щенком. Я не видел ни одного кандидата наук, который бы мог увлечь и воспитать детенышей.

Так-то это просто — щенятам надо определить границы свободы. Эти границы назывются — ответственность. В рамках этих границ они могут делать все, что хочут. Стоит только коснуться этих границ — ребенок должен получить звездюлей за гланды. Чтобы было больно ему.
Если ребенок не научится боли — его убьет жизнь.

То, что мы наблюдаем под объектом «Онижедети» — это бездарные существа, которые не умеют ничего, кроме как убивать. А когда их убивают, они орут — «анасзашо»? Киевские креаклы ни чем не отличаются от креаклов московских. Настя Дмитрук это такой Дмитрий Быков и прочие хипстеры.
На минутку представьте себе, что вместо Одессы — Москва. А вместо Алексея Гончаренко — Илья Варламов. И ничего не изменится.

Раннее развитие ребенка — что это? Его вместо нормальных детских игр пичкают бальными танцами, карате, смузи и прочими английскими языками. Это не развитие, а деградация. Нахера воронежскому ребенку в три года английский? Надо ему будет — выучит. А сейчас-то зачем? Ему качели нужны. И общение с папой. На русском. А не с гувернанткой.
Епт, русский — язык ООН. Цените его.

Он сам потом выучит нужный ему второй язык. И третий. И четвертый. Если нужно станет. А если его собеседники на ответ: «Ай эм рашен» моментально НЕ перейдут на мировой язык — это их проблемы.
И это ключевое словосочетание: «Их проблемы».
Твои проблемы — это когда ты переживаешь и страдаешь.
Если это не твои проблемы — ты не страдаешь и не переживаешь.
Тебе девочка не дала? Это твои траблы, если страдаешь ты. А ты страдаешь, если вопросом задаешься — че это такому маче и не дала-то? Хай сама переживает. Или не переживает.
У майдаунов нет проблем? Ой, там их больше чем вшей на немецком теле в Сталинграде. Они объективны. Проблемы как вши. Появляются из ниоткуда, и во всем виноваты русские, ага.
Нормальный человек всегда подумает: «Да, бл…, надо что-то делать». А не искать москалей.
А чтобы делать — надо иметь силу.
А сила — это ресурсы.
Вот вам моя личная история…

Я уже был завшкафом. Декан факультета — это такой командир дивизии. Заведующий кафедрой — начальник штаба. А по жизни я куратор курса, читай комбат. Ну или комроты. Я больше люблю живых строить, чем бумагами командовать. Но так получилось — я с комбата ушел в начштабы. При этом остался комбатом — курс то с меня не сняли, часы остались.
Это было жестко. Три-пять пар в день, потом всякие УМК и прочие бумаги, командировки и всякая хрень еще. Так, по мелочи.
И тут наша генеральша ректор привезла тетку из Москвы. Тетка крута — доктор педагогических наук, специлизд по педагогике высшей школы.

Значит с восьми утра у меня три пары — я читаю. Потом тетка мне еще три пары читает.
А у меня охуенный друган был — Ксюха Королева. Для студней — Оксана Леонидовна. Мы с ней вдвоем читали Семейную психологию. Как-нибудь потом расскажу — как читали. А щас о педагогике высшей школы.
Мы немного за..аны тремя парами. Идем на курсы. Мы похожи на идиётов? Конечно, нет. Мы садимся на последний ряд и у нас с собой есть коньяк. Он на кафедре никогда не переводился. Потому что я там — главный.

И эта баба из Москвы нам начинает рассказывать про какую-то совковую педагогику, где «Объектно-объектное отношение» было. И его надо менять на «субъектно-субъектную».
— Чаво? — подумали мы и бахнули по конине. З горла.
А вся аудитория заполнена другими девчонками — преподши с иняза, биохима и прочих дизайнов.
Москвичка дальше несет пургу:
— Педагогу высшей школы необходимо уважать студента как субъект, ибо уважение есть основа преподавания.

А надо сказать, что в системе преподавания высшей школы есть два пути. Немецкий и американский. Немецкий — очень академичен. Препод и студень друг друга по именам не знают, не то, что общаться как-то могут. Пришел, отчитал и сдриснул. Американская (она же англосаксонская) основана на неформальном общении студня и профа. Советско-сталинская была ближе к американской, брежневско-советская к немецкой.
Лично мне ближе американская. Особенно в передаче психологического, нет, не образования, а мышления. Исторического, кстати, тоже. Сумма фактов не есть знание. Знание есть умение вычислить и применить дифференциал фактов.

Оксанка Королева такая мне:
— Лех, че за херь нам толкают? Может с…емся?
И я тут соглашаюсь и поднимаю руку. Тетка из МГУ радуется обратной связи и происходит следующий диалог:
— Валерия Калерьевна(имя выдумано), то есть, вы утверждаете, что я обязан уважать студента, только потому, что он студент?
— Конечно! — и прозвучало сакраментальное — Они же дети!

Я тогда не знал еще, что эта формула оправдания приведет к убийствам.
— У нас, психологов, уважение — обоюдное чувство. Если я должен заслужить уважение у студентов — а это аксиома, я, действительно, обязан, то и студент обязан заслужить уважение. Роль ничего не играет. если я буду уважать человека за то, что он женщина, мать, студент ребенок — это унижение его как личности. Не так ли?
Пафоса в речи было много. Особенно после 200 грамм.
Тетка вспыхнула, покраснела и…
— Немедленно выйдите, вы срываете занятие!
Я сделал рукой — «Йес!» и довольный пошел вдоль аудитории. Девки завидно выдыхали мне вслед:
— Сукаааа…
Никому ж не хотелось сидеть и 4,5 часа выслушивать эту дрянь?
Королева ошалела и побежала за мной. С бутылкой коньяка в руке.
— Вы куда?
— Стресс ему снимать! Мы психологи, нам можно!
Потом мы пошли в Гагаринский парк города Кирова, добавили еще из запасов и разговаривали о том, как провести двойной семинар по семейной и социальной психологии.

Была проблема. Оксанка ее решила. Ей не хотелось сидеть в душной аудитории и слушать всю хрень от теоретички. Ресурсом был я.
И да, мы не пострадали. Ни морально, ни материально. Оксана Леонидовна стала кандидатом психологических наук — лучший семейный и детский психолог Вятки. А я поржал и стал жить дальше.
Была проблема — нету проблемы.
Будет продолжение, да 🙂
Я ж еще про ресурсные состояния не рассказал))))

Автор — Алексей Ивакин, писатель, поисковик, психолог.

Источник материала — ivakin-alexey.livejournal.com

Часть I. Никакой халявы




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования