Кировский пивбар: «Бедным вход воспрещён»

394

В выходной, будучи в областном центре, зашёл в кафешку выпить кружечку пива. За соседним столиком сидел пожилой мужчина, который явно был чем-то удручён. Обычно отклоняю попытки незнакомых людей к «задушевным беседам», но человек был трезв, опрятен, не агрессивен — в общем, нормальный мужик, и я кивнул ему. Он рассказал, что за четверть часа перед этим пытался пройти в кафе, расположенное кварталом выше, но охранники на входе не впустили его.

пиво членам профсоюза

Они мотивировали своё решение тем, что мужчина «одет не по форме». «Что значит не по форме?», — возмутился он. — «Форму я носил в армии два года. А потом тридцать пять лет одевал рабочую спецовку. Большую часть жизни отработал на «Шиннике». Теперь пенсионер. Что не так?». Я пристально оглядел собеседника с ног до головы. Конечно, мне не приходилось трудиться ресторанным вышибалой, но каких-то отталкивающих деталей в его одежде я не обнаружил. Одет просто, как одевается большинство наших пенсионеров. Одежда не новая, поношенная, но аккуратная, чистая.

«Нужно быть при костюме с галстуком», — отшутилась охрана. В разговоре со мной мужчина с трудом сдерживал возмущение: «Костюма не было, но мне и в театре приходилось бывать, и на торжественных приёмах. Я — рабочий, гражданин. Не было такого, чтобы меня куда-то не пускали. А тут какой-то пивбар… Спросил у них: «Вы — русские люди?». Сказали, что русские. Ответил: «А»моя твоя не понимайт». Не русские вы». Он остро переживал своё унижение и добавил: «Убивать бы таких буржуйских сынков».

Мне вспомнилась передача «Ревизорро», где журналистка Елена Летучая без предупреждения посещает отели и рестораны, аквапарки и прочие места общественного пользования, оценивая качество обслуживания. Невзирая на протесты администраторов, сопротивление охраны, вызовы полиции. Потому что общественное место — это общественное место, это на званый ужин домой можно подбирать гостей. Съёмочной группе нередко приходилось биться за посещение кухни, но чтобы людей не пускали в зал в каком-либо городе — нонсенс. Кировский пивбар, претендующий на элитарность, превзошёл тут всех.

На мой взгляд, отказывать в доступе человеку на основании того, что он бедно одет, — социальная сегрегация. Явление настолько постыдное, что если оно становится руководством к действию неких членов нашего общества, то это ещё одно свидетельство, что общество — больно.

В России удивляются, что в Европе король может ездить на велосипеде, премьер-министр — в метро, что члены правительства ничтоже сумняшеся заходят в любую столовую, встречающуюся им на пути, что в Европе спокойно чувствуют себя и российские туристы, и дети российских чиновников и олигархов и т.д. Атмосфера там пропитана уважением к человеку, а у нас всякий хлыщ придумывает собственные правила, стремясь продемонстрировать «превосходство».

Вятский ресторанчик, может, неплох сам по себе. Но он сеет классовую ненависть. За подобные новации такие заведения надо немедленно закрывать, а их владельцев вместе с охранниками отдавать под суд. Провожая по уму, вернее, его отсутствию.

Автор — Игорь Олин, директор Вахрушевской школы

Источник материала — igorolin.livejournal.com




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования Конверты