В тихом омуте, или… бои местного значения

63

Листая как-то краеведческие ресурсы на просторах интернета, я наткнулся на удивительно подробное повествование об истории своей родной округи в середине 20-го века. Описание окрестностей, селений было очень точным, назывались десятки известных мне имён, даже припоминались, как слышанные ранее, какие-то из упоминавшихся событий. Единственное, что было абсолютно незнакомо – автор публикации.

Обратившись за разъяснением к местной жительнице, увлечённой прошлым нашего края, услышал шокирующее признание. По словам женщины, один дальний родственник некогда вошёл к ней в доверие и фактически выкрал дневники её отца. Она не знала (и я не стал дополнительно расстраивать), что он опубликовал их от собственного имени. С тех пор у меня возникло подозрение, что архивная тишина, нарушаемая лишь шелестом пожелтевших страниц старинных документов, обманчива. Краеведение таит в себе и коварные интриги, и нешуточные столкновения, и нерв эпохи.

Со временем данное мнение только укреплялось. В качестве примера, демонстрирующего беспокойную и порою бурную жизнь сообщества вятских краеведов, хочу рассказать об интеллектуальном противостоянии, возникшем после выхода недавних книг слободского историка Сергея Серкина. И хотя здесь обойдётся без детективных сюжетов, надеюсь, рассказ будет небезынтересен.

Конференция по истории Слободского города, 19 марта 2015 г. на площадке Слободского машиностроительного завода.

Конференция по истории Слободского города, 19 марта 2015 г. на площадке Слободского машиностроительного завода.

Самую острую реакцию вызвала его работа «Аргументы и факты к пониманию реальных событий древней истории Вятского края». Напомню, в ней он оспаривает официальную версию о массовой новгородской миграции на вятскую территорию, отрицает факт существования Вятской республики. По мнению Серкина, Вятка с древних лет находилась под татарами, сначала под протекторатом Камской Болгарии, затем Золотой Орды, позднее Казанского ханства. «Повести о стране Вятской» он называет мифом, а центром Вятского края в древности считает город на месте современного Слободского.

Краевед Александр Рашковский был краток: «К работам Сергея Серкина надо относиться очень настороженно. Это наш Фоменко».

Для тех, кто не в курсе, справочно. А.Фоменко – академик РАН, математик, выдвинувший теорию радикального пересмотра всемирной истории («Новая хронология»). Историю человечества до 18 века, какую мы знаем со школы, Фоменко и его приверженцы считают недостоверной, основанной на глобальной фальсификации исторических документов. Подавляющим большинством учёных «Новая хронология» отвергается как псевдонаучная теория.

Ответ автора на реплику также был лаконичен: «Александр Рашковский никогда древней историей не занимался и потому его мнение сформировано устоявшимися традиционными взглядами историков, которые не желают терять своего авторитета. Им истина в истории не нужна. Они защищают свою честь и спокойствие, и своё незнание глубин истории Вятского края».

«Народный историк» и земляк Серкина Евгений Харин отозвался о книге так: «Сергей Павлович — уважаемый мною человек, много сделал на ниве краеведения, но должен не согласиться со многими его выводами. Истории средневековой Вятки, как сказал однажды проф. Коршунков (сотрудник ВГГУ – прим.), не существует, а есть лишь застаревшие мифы и недоразумения. К несчастью, часто безапелляционные и однобоко аргументированные сочинения Серкина лишь сеют смуту в умы неофитов и ортодоксов от истории. К счастью, все спорные моменты в его видении можно легко опровергнуть соответствующими цитатами и фактами, допускающими совершенно иную трактовку событий прошлого. Читайте мои «Лекции по истории Вятки» (см. skygrad.livejournal.com – прим.).

Контраргументы Серкина таковы: «Евгений Харин – любитель истории, но большое количество его информации держится на вымыслах и фантазии. Он берётся сразу за все исторические эпохи и пытается делать выводы на базе своих мнений. А ведь в каждом факте необходимо убедиться, что он достоверный. Историки Вятки до сих пор не знают истории Вятского края, а он берётся уже за события, происходившие на других территориях.

О моей книге «Тайны земли Вятской»/2008/ он писал в интернете: «В ней много правды, но нет патриотизма». И это действительно так. Он того не понимает, что настоящий историк должен быть беспристрастным и писать только то, что действительно было, то есть стремиться к поиску истины.
На конференции прошлого года в г. Слободском в начале своего выступления он так прямо и открыто сказал: «…сообщу то, что я нафантазировал». И после этого он называет себя «народным историком» и называет свои публикации «лекциями».

Алексей Мусихин – краевед-исследователь древней истории из Нижнего Новгорода, уроженец Вятки, также скептически отнёсся к выводам «Аргументов и фактов к пониманию реальных событий…»: «Фраза «История не должна превращаться в мусорную свалку множества бессмысленных фактов» как раз очень подходит к книгам Серкина: никакого критического анализа источников, практически полное игнорирование историографии по рассматриваемым вопросам и т.д. В одну кучу свалены любые упоминания о тюркоязычных народах разных эпох в связи с Вяткой, все другое полностью игнорируется или искажается… Почитайте мою рецензию «Родимые пятна» Сергея Серкина», она опубликована в альманахе «Герценка», вып. 23 за 2013 г., есть на сайте библиотеки им. Герцена, и, я думаю, вам многое станет понятно».

В свою очередь, за ответной порцией критики, напоминающей ледяной душ, дело не стало: «Мусихин, стоящий на позициях традиционных взглядов, без тени сомнения называет себя «великим знатоком» древней истории Вятского края. Активность его велика, однако тоже направлена на защиту своего авторитета, который он заработал на этом фронте. В издании сборника избранных трудов А.А.Спицына он включил фальсификат его статьи «Повесть о земле Вятской», а оригинал оставил в стороне. Он обращает своё внимание на отдельные факты, не имеющие серьёзного значения, называя их «мусором», старается отвести читателей от моих работ, чтобы они не знали тех многих фактов, которые историки проигнорировали. Сам же, защищая фальсификат, становится фальсификатором историографии».

Сергей Серкин рассуждает: «Если историки не рассматривают большой пласт информации (в данном случае тюркского владычества на Вятке), то разве могут они дать верную информацию о древнем прошлом Вятского края? Конечно, должного понимания при ограниченной информации не будет. Один этот факт уже позволяет понять, в каком тупике вятской историографии оказались эти историки». Он рекомендует прочесть его статью «Неизвестные факты историографии Вятского края свидетельствуют…», опубликованную в научно-методическом электронном журнале «Концепт» на http://e-koncept.ru в материалах III Международной научно-практической электронной конференции «Социально-антропологические проблемы информационного общества», чтобы осознать всю глубину заблуждений его оппонентов.

Моих собственных заключений по содержанию дискуссии не последует. В этой области моё мнение, всего-навсего учителя и любителя истории, не будет компетентным и вряд ли уместно среди профессионалов. Однако знакомство со своеобразной и неожиданной точкой зрения С.П.Серкина, тем более подкрепляемой определёнными аргументами, было прелюбопытно. Сама подача материала в книге мне не во всём понравилась — порою трудно для восприятия, местами показалось путано. Как-то слабо верится в чехарду с названиями городов. Роль Слободского как какого-то древнего центра должна была бы, наверное, подкрепляться археологическими находками, но знакомые «копатели» отнеслись к этому заявлению скептически — ничего ранее 16 века в этих местах не находится. Но, в целом, ссылки на различные источники интересны, про достоверность летописей, роль татар выводы звучат, на мой взгляд, довольно убедительно.

Последняя книга Сергея Серкина об академике Повышеве также не осталась без внимания собратьев по «краеведческому цеху».

Отметился Е.Харин: «Серкин на редкость производителен в издании книг малым тиражом. Но такие, как его герой, мне не симпатичны, карьеристы советского призыва, за чечевичную похлебку предававшие родителей и свою малую родину. Что он там напридумывал за свою жизнь и работу на имперскую оборонку? Броню для танков, наверное. Так их столько наделали, что штанов нельзя было достать в то время. А под занавес таких людей тянет на родину, но жить сюда немногие возвращаются, холодно и не устроено у нас».

Автор возмущён: «Такие строки незаслуженно чернят светлый образ учёного, посвятившего свою жизнь науке. Читал ли он книгу вообще? За такие оскорбления нашего выдающегося земляка его родные могут просто подать в суд.

Карьеристом Повышев никогда не был. В ЦНИИ КМ «Прометей» карьеристов никогда не было. Там властвовали всегда знания, открытия и изобретения.
Кого он и как предал? Его отец исчез навечно в Гулаге, а мать с его сестрой и с другим мужчиной жила в стеснённых условиях послевоенной разрухи на освобождённой от фашистов территории. Он воспитывался дедушкой и бабушкой с 10 лет.

Не прав Харин и в том, что будто бы он предал свою малую родину. Человек тянулся к знаниям, и эти знания, полученные им, были востребованы государством как раз на том участке науки, где он проработал всю жизнь, добиваясь получения конструкционных материалов, необходимых и для космонавтики, и для ядерной энергетики, и для арктического судостроения, и для судов ВМФ России. Этого Е.Харин, конечно, не знал, так как не читал книги.
Если давать какие-либо комментарии к той или иной работе, с которой человек не знаком, из-под пера могут появляться только злопыхательства и брюзжание, а не отзыв на книгу».

Не представившийся комментатор опять в пику заметил: «Странно, что нет (у академика – прим.) ни одной государственной награды. К сожалению, сейчас много всяких академий развелось, которые за деньги всем дают звания, а из Слободского всего один академик есть — это Бакулев, который не выпрашивал никаких званий и наград».

Может показаться, что доля истины в этих словах есть, однако в наше время госнаграды такой ли уж абсолютный критерий? Дима Маликов и прочие «попсовые звёзды», депутат Милонов, 25-летний сын олигарха Сечина и т.п. — неужто их заслуги весомее хотя бы и с госнаградами? Всё-таки многочисленные отзывы уважаемых людей, присутствующие в книге, куда значимее. Да и время монополий (творческих, научных) давно миновало.

О Повышеве я ранее уже подробно высказывался, повторяться не буду. Добавлю лишь, несколько вмешиваясь в диалог С.Серкина и Е.Харина, что — да, не герой, но и достижения его нельзя отрицать. Мне этот человек показался очень симпатичным в конце жизни — и на фотографиях, и в общении с земляками, и в искреннем желании бескорыстно участвовать в добрых делах на родной земле.

Стали и сплавы для подводных лодок, ракетоносителей, АЭС… Уже не первый раз встречаю пример, когда фактически сирота (значит, абсолютно самостоятельно) так упрямо и упорно поднимался вверх в советской системе, достигая достаточно больших высот. Привлекательно в нём сочетание увлечения спортом, рабочей (изначально) профессии и стремления постигать науку — такая вот не совсем обычная, а по нынешним временам вовсе редкая разносторонность.

Завершая статью, должен сказать, что все вышеупомянутые краеведы мне глубоко симпатичны: и как личности, и как представители очень важного, очень нужного дела по восстановлению и сохранению истории родной земли. С удовольствием читаю работы С.Серкина, которые он приносит мне после издания, разнообразную публицистику и исторические материалы Александра Рашковского, что отправляет мне на «электронку», блог в «ЖЖ» «френда» Евгения Харина. Как относиться к их непримиримым спорам и язвительным пикировкам? Думаю, спокойно. Помните, что произошло между Нестором Петровичем и Полиной в фильме «Большая перемена»? Так-то… «Платон мне друг, а истина дороже». Полемика в стремлении постичь истину ничем незаменима. Это путь как официальных, так и народных историков.

Автор — Игорь Олин, директор Вахрушевской школы.

Источник материала — igorolin.livejournal.com




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования