Алексей Ивакин: Мои восьмидесятые. Про ЭТО

«Да, да. Про секс.
Про секс, которого у меня в восьмидесятых не было. Да откуда он у меня мог взяться, если…
Этот текст не про Питер-охламон, не про Москву-купчиху.
Этот текст про мальчика, которому исполнилось 14 лет в уездном городе Слободском в 1987 году от Рождества Христова. Секса у этого мальчика не было, пока он в университет не поступил.
У этого мальчика было немного другое.
Наверное, первый секс появился в жизни мальчика, в один июльский вечер, когда…

Ша, молекулы, по порядку.
Основной базой тусни пацанов с окрестных дворов летом был детский сад.
Не было заборов, дядя Вася — сторож: тихо дремал в своем закутке. Мы собирались на верандах детского сада «Солнышко». Там были четкие площадки, на этих площадках можно было рубиться в футбис или те же пробки.
Однажды Леха Кондрашов — Леха, если ты жив, прости, я сдаю твою тайну. Мы пообещали молчать, но я прокалываюсь.

Так вот, Леха притащил пачку фотографий. На фотографиях было ЭТО. 9х12, в основном.
Там были женщины. Женщины и мужчины. ЖМЖ. МЖМ. Подробности как сейчас на Порнотубе.
Фак мой мозг…

Поразглядывали и решили, что когда в тебя чего-то суют это не очень приятно. Леха утащил фотки обратно домой. Судя по тому, что на следующий день мы встретили его с нормальными ушами — его батя не запалил временную пропажу порнушки. Где-то через день фантазии на тему снова исчезли. Кормили нас нормально, сметаной тоже. Но и сублимации было тоже много.
А самое главное — на наших девочек мы смотрели…
Ну точно не как на партнерш по половой $бле.

«Девочка» — это было понятие. Девочку нельзя бить, ей нельзя тяжести поднимать. Принцессы, в общем. А эти, которые на фотках — это другое.
Сложно объяснить это сегодня.

Кажется в седьмом классе проходили Пушкина, «Егения Онегина». Девочке с соседней парты я писал зашифрованные письма. Прочитать их можно было только с помощью томика Пушкина. Я ей подарил этот томик на 8 марта. Через неделю она ответила отказом.
Но делать с ней так, как на фотографиях??? Это же другое.
Уже потом, спустя лет десять до меня дошло, что наши девочки гораздо развращеннее нас.
Тогда они были те, кого надо защищать.
С тех пор у меня вьелся в кровь комплекс овчарки. Это я сам себе так его назвал.
«Охранять». «Принести косточку», «Лежать».
На » У меня проблемы, я толстая, платье не красивое» — такой команды нет. Овчар начинал скулить и не понимал, что сделать, чтобы Ты улыбалась. Служебный пес скулил, осторожно клал лапу на обнаженное колено хозяйки… И оставался ночевать на коврике.
(«Ты» это не конкретный человек, а образ. Метафора)
Единственное, за что я благодарен девяностым, то что из овчарки щенок превратился в волка.
Скажу парадоксальную вещь — я научился любить сильных самок.
Сильных не пауэр-лифтерш, и не бизнес-вуменш.
А тех, которые умеют и тебе юшку вытереть, не паникуя, и магазин перезарядить, и оттрахать, чтобы голова кругом.
(Про юшку и магазин — это опять метафора. А про оттрахать — нет).

Понимание любви приходит не с изменением политического строя. А просто с возрастом.
Да не было у нас секса, правда. У меня точно 🙂
Целовашки-обнимашки были — это да. Потом яростная мастурбация дома и перефотографирование порнокартинок. Подростки же.
Потом, в девяностых, секс был везде. И он, постепенно, становился противным.
Однажды я познакомился, кажется, в девяносто пятом, с вором в законе. Человек был еще старой формации. Пили мы у него на хазе. Не на хате, на хазе. Мы пили «Абсолют», курили гашиш, он запивал чифиром. Я пел под гитару хорошие песни — не блатняк, нет. Воры блатняк не любят. Блатняк удел быков. Я пел стихи Бродского на музыку Мирзаяна. Потом он послал бычка своего за девочкой. Для меня.
После я провожал девочку домой. Мог привезти к себе — жил в общаге, комната пустая, жил тогда один. И так мне чего-то противно стало. Будто не ее под меня кладут, а меня под нее. Не стал я девочку, в общем. Девочка была изумлена.
Вор, потом, тоже сказал, что изумился.
Я ему и ляпнул: «Я сам выбираю, кого буду трахать».
Щас, может быть, и завернул бы какие психологические кружева. Тогда ляпнул. Хотя не, щас тем более бы ляпнул.
Вот дядя меня зауважал.

Где-то через неделю после той пьянки дядю шлепнули. Он успел со второго этажа выпрыгнуть, но сломал ногу. Тут его и пристрелили. Я в это время отлеживался дома и блевал в ведро. А канализацию отключили.
Ту девочку — «Мисс октябрь девяносто пятый» — я больше не видел. Но месяц она мне снилась точно. Непристойно, конечно. Всяко-разно-и-нарядно снилась 🙂

Не знаю и знать не хочу — что лучше. Воспринимать женщину как драгоценность или как развращенную шлюху?
Потому что в любой женщине всегда и принцесса, и шлюха».

Автор — Алексей Ивакин, писатель, психолог, поисковик.

Источник материала — ivakin-alexey.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *