Выйти под пули на крышу рейхстага – это в духе Григория

313

Центр патриотического воспитания имени Булатова добавил на днях к письменному архиву рассказ слобожанки Нины Кошурниковой (в девичестве – Сапожниковой), которая знала будущего Знаменосца Победы Григория Булатова ещё с детских довоенных лет.

Выдержки из рассказа Нины Николаевны опубликовала газета «Скат-Инфо»:

Нина Кошурникова«Я родилась в 1934 году в семье работников спиртзавода – папа был токарем, мама трудилась на подсобном хозяйстве. Мы жили в одном из трёх домов, стоявших рядом с заводом. В этих домах мирно соседствовали простые работники и заводское начальство – например, директор предприятия Иван Игохин и заведующий спиртовым подвалом Илья Хлюпин.

Здесь же жили Булатовы.

Может быть, детское восприятие приукрасило события той поры – но казалось, что судьба уже тогда определила Грише быть героем. Помню десятки случаев, когда в нужный момент он появлялся словно из-под земли, приходя людям на выручку в самых разных ситуациях.

…и вмиг Григорий оказался рядом

Один случай был с моим младшим братом Геной, – уже незадолго до начала войны. Гене было года три, и он всё не мог отвыкнуть от бутылочки с соской – продолжал носить её с собой.

Однажды Гена уронил свою бутылочку на землю, и когда поднял, потопал вниз по склону к Петерихе – видимо, чтобы смыть грязь. Для понимания молодых читателей скажу, что тогда Петериха была чистой и полноводной речкой – в ней купались и полоскали бельё.

Не ожидая плохого, я не стала догонять брата и уже издалека увидела, как на берегу Петерихи он поскальзывается и падает в воду. Моих сил хватило только на крик: «Генька тонет!» И смотрю – к речке бежит Григорий, неизвестно откуда взявшийся, и прямо на бегу вытаскивает малыша из воды.

Ещё был случай, когда Гриша спас взрослую девушку – нашу соседку Тасю Копаневу. Однажды во время купания, ища место поглубже, она оступилась в омут – и вода сразу скрыла её с головой. Детвора, бывшая свидетелями происшествия, отчаянно завизжала:

– Ой, Тася-то не выплывет никак!

Кажется, ещё крик не стих, а уже Гриша «пролетел» мимо нас, обдав брызгами. Одного нырка оказалось ему достаточно, чтобы подхватить Тасю и вернуть её на отмель.

Очевидцы рассказывали, что в списке спасённых Булатовым, кроме людей, значится ещё и соседский поросёнок.

Часы со дна

Нина и ГришкаМне самой Григорий помог в ситуации, которая хотя и не угрожала моей жизни, – но даже сегодня воспоминание о том дне заставляет меня содрогнуться.

Это было во второй половине лета. «Заводские» дев-чонки, собравшись компанией, пошли купаться на Вятку  – и я в их числе. Как нередко случалось, решили уйти на противоположный берег – там и пляж песчаный, и глубина удобная для купания.

Моста через Вятку не было ещё и в помине, но как раз шёл пик лесосплава – такое время, когда связки плотов, идущие с верховьев, перекрывали течение реки от берега до берега. Нам оставалось только переходить, балансируя, с плота на плот, чтобы добраться до прибрежной отмели на той стороне.

Современных родителей такой поход привёл бы в ужас, но тогда это считалось чем-то обычным, – тем более для людей, живших возле берега.

В этот раз наша оплошность оказалась в том, что никто не взял с собой полотенца – все понадеялись, что быстро обсохнем под солнцем и ветром, а там и платьица накинем. И в итоге, накупавшись, застыли так, что, по народной присказке, «зуб на зуб не попадал». Едва обсохнув, я скорей схватила из вороха платьев своё, стала его накидывать – и с замирающим сердцем увидела, как из кармана в воду блестящей рыбкой летят… часы.

Мгновения хватило, чтобы понять роковую ошибку: в спешке я взяла вместо своего платье Ады Горбуновой (дочь легендарного технолога спиртзавода Бориса Горбунова, которая впоследствии возглавила библиотеку в ДК им. Горького).

Это сегодня часы, наряду с сотовым телефоном, доступны большинству ребят. По меркам того времени механические часики были редкой и дорогой вещью, которую могли себе позволить единицы – главным образом в семьях руководящих работников.

Вот и представьте, какие чувства одолели меня, когда стало ясно: часы улетели на порядочную глубину, где не видно дна, и от поиска руками на ощупь никакого толку.

В растерянности я не придумала ничего лучше, чем убежать домой и там разреветься, сидя посреди огорода, где высокая картофельная ботва скрыла меня с головой.

Сижу и гадаю, какие последствия меня ждут. Не скажу, сколько минут так прошло, но вскоре сказали, что папа Ады – Борис Горбунов – послал на реку группу рабочих, чтобы поискали потерю.

Это известие не принесло мне успокоения, а только заставила ещё горше плакать:

– Столько хлопот из-за меня… Как, наверно, сердятся сейчас Борис Семёнович с дочерью… Даже если найдутся эти часы – в воде они точно испортятся, придётся платить за ремонт!

Дальнейший ход событий я узнала со слов рабочих. Они ещё только подходили к берегу, когда столкнулись с Григорием. Гриша вручил им часы, объяснив коротко по-солдатски:

– Не испортились – тикают. Я их быстро нашёл.

Вспоминая этот случай, я и сегодня благодарю Гришу Булатова, и говорю искренне: не знаю, что бы и стряслось со мной от стыда и страха, не отыщи он эти часы.

Подросток с чертами героя

Отчего-то врезался в память факт: раньше все ребята нашей округи ходили в школу с холщовыми мешками – а моей двоюродной сестре, на зависть одноклассникам, Гриша Булатов подарил деревянный чемоданчик. Не потому, что он ухаживал за сестрой, или была какая-то другая особенная причина,  – просто за вещи он не держался и охотно делился с ближним, если была такая возможность.

Когда Григорий пришёл с войны, то в моём присутствии никогда не говорил о своём подвиге (эту информацию я почерпнула уже из книги маршала Жукова).

Зато он с большим воодушевлением рассказал мне, как незадолго до Победы случайно встретил в Германии директора спиртзавода Ивана Игохина,  – в заключительный период войны Иван Петрович тоже ушёл на фронт. Крепко обнялись два земляка, и директор сказал короткое напутствие:

– Добивай врага, Гриша, в его логове! Мы же вятские  – люди хватские!

Им обоим посчастливилось вернуться домой, а вот встречи не вышло – Ивана Игохина ещё до прихода Гриши направили вместе с семьёй на уржумский спиртзавод.

Сегодня собрано достаточно фактов, чтобы не сомневаться в подлинности подвига Булатова. Но и в прежние годы, когда такой определённости не было, я припоминала случаи из детства и говорила себе:

– Да, выйти под пули на крышу рейхстага – это в духе Григория. Если он ещё подростком бросался ближнему на выручку, забыв про свою безопасность, то чего уж говорить про войну!

Эти же детские воспоминания убеждают меня, что Григорий рисковал жизнью на рейхстаге не ради славы и наград. Может быть, просто сказал себе, как при виде чьей-то житейской беды: «Если я не справлюсь – то кто вместо меня?»

Подготовка публикации – Н. Лихачёва,
Центр патриотического воспитания им. Булатова,
В. Хардин, «Скат-Инфо Плюс»

Источник материала — skatinfo.ru




Комментариев 2.
Выйти под пули на крышу рейхстага – это в духе Григория
  1. гость

    вот они герои, только жаль , что памятник ему в центре города не поставили, и наверное не поставят, сейчас другие в приоритете.

  2. Ольга

    Хочу исправить небольшую ошибку-мой дед Игохин Иван Петрович ушел на фронт в сентябре 1941 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования