Это опера, когда они идут на гуся, или При чём тут блокадный Ленинград?

В поселке Апастово, что в Татарстане, совместная операция местной полиции, Россельхознадзора и прокуратуры, проведённая в продуктовой лавке «Алсу», привела к выявлению венгерской контрабанды в виде трёх тушек санкционных гусей. Каждая весом в три с половиной килограмма. В присутствии двух понятых гуси были изъяты, вывезены спецмашиной на полигон ТБО, где в присутствии зампрокурора, трёх сотрудников надзорных ведомств и ещё двух понятых раздавлены гусеницами многотонного бульдозера. Всё это действо официально снималось на видеокамеру и сейчас в разных вариациях гуляет по интернету.

Сейчас многие вспоминают блокадный Ленинград, считая кощунством уничтожение продовольственных товаров. Аргумент этот представляется надуманным и странным, потому что сейчас — не война. Война во все времена часто приводила к голоду. Начиная с древнего Рима, где спасавшиеся на Капитолии жители варили кожаную одежду, но не трогали священных гусей богини Юноны. До, к примеру, осаждённого во время франко-прусской войны Парижа, где крыса на рынке стоила два франка, чуть более дневного заработка национального гвардейца. В современной России люди не погибают в ситуации, искусственно созданной внешним врагом. Гуси свой священный статус давно утратили, и детская песенка «Жили у бабуси два весёлых гуся» не вводит никого в заблуждение, зачем бабуся, в конечном итоге, держала жирную птицу.

Так что истерический всхлип, что власти-де забыли дневник Тани Савичевой и сыр «пармезан» давят, я бы отринул. Он тем более смешон, когда исходит из уст людей, которые если и напоминают своими физиономиями питающихся «чем бог пошлёт» сирот, то исключительно из богоугодного заведения «голубого воришки» Альхена: «В этот день бог послал Александру Яковлевичу на обед бутылку зубровки, домашние грибки, форшмак из селедки, украинский борщ с мясом первого сорта, курицу с рисом и компот из сушеных яблок». Конечно, очень трогательна их забота о нас, малообеспеченных гражданах, но при этих криках я почему-то всякий раз вспоминаю лозунги: «Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу» и «Мясо — вредно!», адресованные старухам дома призрения. Потому как эти святые слова будят в нас воспоминания об исчезнувших еще до перестройки доступной и вкусной колбасе, котлетах, пельменях, морепродуктах.

Да и вряд ли противники продуктовых расправ вспомнят пример американского президента Рузвельта, спасшего Америку от «великой депрессии», который восстанавливал национальное сельское хозяйство, уничтожая тысячи тонн свинины и тысячи гектаров зрелого хлопчатника. Чтобы фермеры не разорились от очень низких цен. А ведь в это время миллионы безработных стояли в многочасовых очередях за тарелкой бесплатной похлебки. Ничего, Рузвельт объявлен одним из самых великих президентов США, «отцом американского общенародного государства». Уничтожение «лишних» товаров (в экономический кризис ли, в экономическую войну ли) — такова суть капиталистической системы хозяйствования, а потому всё это нытьё проповедников капитализма — ханжество.

Кажется, минуло сто лет, как я не ел гуся. И сыр «пармезан» столько же. Может быть, даже никогда я их не ел. И я не голоден. Ем, как тысячи земляков, кирово-чепецкую курицу, вожгальский сыр, картошку, солёные огурцы и копчёное сало собственного производства. Но вот один знакомый дворник как-то при мне открыл консервы, запах которых показался мне тошнотворным. «Что это за продукт?», — поинтересовался я. «Тушёнка!, — охотно пояснил он. — Очень дешёвая тушёнка! Тридцать пять рублей. С хлебом вроде ничего». Ба! Так ведь это тоже из заведения Альхена — та самая каша для старух, запах которой заставил Бендера спросить: «Она что, на машинном масле?». И этой гадостью нас потчуют отнюдь не иностранные производители — свои, отечественные — с самого что ни на есть десятилетия 90-х, иначе десятилетия «свободы и демократии».

Крокодиловы слёзы, которые сейчас льются по европейскому сыру и гусю под соусом блокадного Ленинграда — это истерия и удар ниже пояса уже со стороны ультралиберальной оппозиции, которая власть и недолюбливает, и ненавидит. Вон Э.Лимонов писал, что пока приживался на Западе, сделал вывод, что жить на помойках в богатом французском квартале можно вполне сносно: подгнившие яблоки или торт с истекшим сроком годности, которые безжалостно выбрасывались в отходы, сохраняют великолепные вкусовые качества. Вот такой квартал с помойками напоминал российский рынок сельхозпродукции, куда из-за рубежа ввозились товары для элитных магазинов и ресторанов, а в «забегаловки» для остальных отправлялось продовольственное вторсырьё по дешевке. Меры, которые направлены на восстановление отечественного сельского хозяйства, колхозов, фермерства, личных подворий — это всё надо поддерживать обеими руками в любые времена при любых режимах. Это наша повседневная жизнь, какие бы политические взгляды мы не разделяли.

Однако очередной пример в Апастово, что российский дурак себе лоб расшибёт, конечно, показателен. Кстати, чиновника Росельхознадзора, давившего бульдозером гусей, наказали выговором — по инструкции их надо было сжигать. И я бы посмеялся над гусекрадом Паниковским вслед за бессмертными Ильфом и Петровым: «Вы знаете, что такое гусь?.. Вы знаете, что такое шейка, ножка, крылышко! Вы знаете, как я люблю гуся!.. Я убиваю его одним ударом. Как тореадор, я его убиваю!.. Это опера, когда я иду на гуся! «Кармен», вы понимаете!..». Однако сам факт ликвидации продовольственных товаров, не несущих угрозы жизни и здоровью людей, всё ж таки отвратителен. Убеждён, что можно найти иные способы борьбы с контрабандой: отправить её широким жестом обратно, наклеив ярлыки: «Накормите своих голодных!», раздать бездомным и нищим, животных накормить в переездных зоопарках. Ведь, в самом деле, в мире, где по данным ООН ежедневно от голода умирают 24 тысячи человек, уничтожать продукты — это… Это строить капитализм, и жить при развитом или неразвитом капитализме. А уж какой политический режим на дворе — дело абсолютно второстепенное.

Автор — Игорь Олин, директор Вахрушевской школы.

Источник материала — igorolin.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *