Слободской — старейшее русское поселение на Вятской земле

682

СлободскойСлободской — старейшее русское поселение на Вятской земле. Не один десяток лет ведется на страницах местной печати полемика о том, какое поселение старше — Шестаково, Слободской или Хлынов. Приоритет Никульчино не оспаривался. Но так ли все это? Как обустраивалась русскими колонистами земля Вятская? Попробуем разобраться в этом, взяв за основу незаслуженно умалчиваемую работу А.И. Вештомова «История Вятчан…», проанализировав ее и дополнив некоторыми сведениями, появившимися позднее, в наше время.

Прежде чем перейти к основной части доклада, мне хотелось несколько слов сказать о страшной, иного определения не подобрать, власти стереотипов. Мастерски созданные, почти полностью фальсифицированные, запущенные в обиход, они, порой, видны в течение жизни одного поколения. Наглядный пример: судьба Григория Петровича Булатова, знаменосца Победы. Такие стереотипы так воздействуют на сознание людей и формируют общественное мнение, что любое сомнение в их достоверности вызывает неприятие и недоверие.

Что же говорить о тех стереотипах, которые сложились сто, двести и более лет назад. Умелое манипулирование датами, фактами, искажение действительных событий, а, порой, и полное их умолчание с целью идеализирования верховной власти привело к тому, что многое из того, что происходило на земле Русской, и было отражено в летописях, либо пылится в архивах, либо уничтожено, либо дошло до настоящего времени в весьма искаженном виде.

Если о таких княжествах, как Владимиро-Суздальское, Нижегородское, Тверское, о Великом Новгороде, Пскове умолчать было невозможно, то про Вятскую землю, а она и в те времена была, выражаясь современным языком, «закрытой территорией», можно было писать и сочинять всё, что угодно.

Одним из первых, кто пренебрег официальной точкой зрения и попытался рассеять ту тьму, в которую была погружена история Вятского края, был Александр Иванович Вештомов (1768-1831 гг.). После долгого собирания, тщательного отбора и окончательной обработки летописных источников в 1807-1808 гг. им была написана «История Вятчан со времени поселения их при реке Вятке до открытия в сей стране наместничества или с 1181 по 1781 год чрез 600 лет».

Вот что он пишет о тех летописных материалах, что послужили основой для написания «Истории Вятчан…»: «Кто и когда писал сие известие, неизвестно, но ветхость наречия, каким оно писано давно, а по малосмысленности и без связи, что оно писано простаком или после перепорчено. Впрочем, как оно есть единственное в здешнем месте о происхождении прежней бытности Вятчан письменное предание и притом ходя по многим рукам в списках без противоречий одного другому то оно и ещё так называемой временник, или порядочной мемориал некоторых произше-ствий в России, в числе которых есть нечто и до Вятки относящися, также письменной, послужили мне некоторым образом материалом к написанию Вятской Истории.

Рукописи сии были доставляемы по разным временам, от некоторых здешних духовных лиц; а особенно в прошлом XVIII веке от одного из здешних Архиереев — Варфоломея, к ученым в столичные города лицам и к бывшему при Московском Университете вольному Ученому обществу по перепискам членов оного Николая Бантыш-Камен-ского и Антона Барсова с помянутым Преосвященным».

Рукопись «Истории Вятчан…» ждала своего издания более 100 лет и книга с нее была напечатана в 1907 г. в Казани.

Слободской-2Слободской — старейшее русское поселение на Вятской земле.События, предшествующие основанию Слободы, г. Слободского, описаны Вешто-мовым в его «Истории Вятчан…», но за прошедшие столетия, а, особенно в последнее время, появилось много материалов, позволяющих существенно дополнить историю колонизации Вятско-камского междуречья и основания первых русских поселений на Вятке.

В середине XII века летом 1154 г. произошло событие, коренным образом изменившим политическую ситуацию в России. Андрей Юрьевич, сын Юрия Долгорукова, покидает отца в момент его триумфа, когда тот добился великого княжения в Киеве: «…и идее в свою волость Болодимерю», открыто не подчинившись приказу отца.

На Руси наступила эра большой политики, главным действующим лицом которой на протяжении почти двадцати лет становится Андрей Юрьевич, прозванный Бого-любским за свои действия, которые убеждали всех, что Андрей добрый христианин, ревностно пекущийся о святынях, монастырях, храмах и стремящийся к насаждению православия в новообразованной Северо-Восточной «Белой» Руси с политическим центром во Владимиро-Суздальской земле.

В 1157 г., после смерти Юрия Долгорукого, Андрей становится великим князем со столом в Ростове, где на то период, судя по всему, находилась его официальная резиденция. За три года Боголюбский превратился из незначительного мелкого князька, «сподручника» своего отца в могущественного князя, владеющего чуть не третью всей территории Древней Руси.

С первых дней своего правления его главной целью был захват торговых путей и опорных пунктов Камских Булгар в междуречье Вятки, Камы и Чепцы. Здесь Камская Булгария уже в IX-X веках осуществляла торговлю и обмен товаров на меха, что являлось источником ее процветания и благополучия. Это подтверждают находки кладов «восточного серебра» на торговых путях по берегам Чепцы, Верхней Вятки и Камы, а также рек, впадающих в неё.

Задача была не из легких. Но не зря Андрей Боголюбский был прозван за свой ум вторым Соломоном. Им был разработан гениальный план отторжения этой территории от Камской Булгарии и перевода торговли на себя, т.е. на Русь. Подготовка к этой крупномасштабной операции длилась 10 лет. Начало было положено походом русских князей под руководством Андрея Боголюбского на Булгарию в 1164 году. «Взяша 4 городы болгарьскыи, пятый Бряхимов на Каме», Андрей заключил мирный договор с булгарским князем, в результате которого помимо прочих условий было получено право основать городок на левом берегу Камы вблизи устья для торговых людей: «…истинное намерение их было притом такое, чтоб оттуда иметь время разведать о лежавших вверх по Каме и по Вятке местах». В те времена функции торговца и разведчика совмещались. Закреплен договор был женитьбой Андрея на булгарской царевне.

Затем начались походы Суздальцев в Заволочье, в бассейн Северной Двины.8 Здесь их интересы сталкивались с интересами Великого Новгорода. К тому времени столица была уже во Владимире на Клязьме. Новгородцы прекрасно понимали, чем грозит экспансия владимиро-суздальских войск на Север. Если их экспедиции по сбору мехов носили разовый характер, связанный с большим риском, то Боголюбский имел намерение сесть в этих местах на века, с основанием крепостей и слобод, что грозило прекращением поступления мехов в Великий Новгород и, естественно, вызывало отчаянное сопротивление новгородцев. Но военные походы против Великого Новгорода, правда, не всегда удачные, хлебная блокада, а, скорее всего, договор, позволяющий получать определенный процент от добываемых мехов, сделали свое дело. Новгородцы согласились помогать князю Андрею.

Операция началась в начале лета 1174 г. Шли два отряда. Один, состоявший из новгородцев, ведомый проводниками из тех торговых людей, что сидели в городах в устье Камы, прошел на насадах вверх по Каме, высадился на берег и, добравшись до истоков Чепцы, остался на зимовку. Второй отряд — владимиро-суздальский, шел по северному пути- по реке Сухоне, Югу, Лузе вышел в верховья Летки и, спустившись по ней к реке Вятке, так же основал лагерь для зимовки. Но произошло событие, нарушившее последовательность операции, но не остановившее её. В ночь на 24 июня 1174 г., по свидетельству Ростовского свода 1534 г., Андрей Боголюбский был убит по наущению своей княгини-болгарки. То, что это не был заговор, готовящийся длительно и тщательно, говорит тот факт, что все участники убийства князя Андрея Боголюбского были пьяны, а так же та поспешность, с которой это было осуществлено.

Операция продолжалась, но уже без координации со стороны Андрея Боголюбского, но, вероятно, такой ход событий предусматривался, и руководители обоих отрядов имели на этот счет соответствующие инструкции. Новгородцы, дождавшись весны, спустились вниз по Чепце: «.. .вероятно, на плотах, ибо по сей реке, кроме водополи, в другое время ходить не могут».» Весенняя распутица, разливы рек и речушек, в это время основная масса местного населения находилась в своих «селитьбах» по берегу реки, а также неожиданность и внезапность обеспечили полный успех и выполнение задуманного — переподчинение местных племен русским колонистам. Финалом этой операции являлось взятие опорного пункта камских булгар, их форпоста на Вятской земле, крепости, которая находилась на месте нынешнего Чуршина городища.

«…Сплыли русские всю Чепцу, как на конец вошед из оной в реку Вятку и, поднявшись ею около шести верст, представилось глазам их по правую сторону реки на высокой горе стоящее …городище которое защищено было глубоким рвом и валом, продолженным во круг всего». Вештомов отметил одну особенность, что из Чепцы в Вятку можно сплыть только в половодье. Дело в том, что Вятка и Кама первоначально несли свои воды на Север, но, остановленные ледником, со временем изменили направление стока своих вод и потекли на Юг. Чепца же нет и встречалась с Вяткой в 1,5 км ниже нынешнего поселка Известковый завод, бывшая деревня Шиховы. В этом месте и сейчас глубочайший омут. В летнее время это была непреодолимая преграда — огромный водоворот для плывущих по воде. В половодье же новгородцы по заливным лугам левобережья Вятки, несомые течением Чепцы, беспрепятственно подплыли к городищу. Увидев мощное укрепление — булгары умели строить крепости, а сил, надо думать, было не так уж много, они применили основную тактику осады тех времен — облежание или длительную пассивную осаду.

По Вештомову, т.е. прибыли новгородцы на Пасху, то: «…помолясь Богу, наложили на себя второй пост», а это почти два месяца, и взяли крепость измором 24 июля 1181 г. в день Бориса и Глеба. Вот тут начинается несоответствие длительности поста и даты взятия крепости, а также самого года.

Сплыли по Чепце в 1175 году, а крепость взяли в 1181 году. Надо учесть и тот факт, что после гибели Андрея Боголюбского началась большая «замятия» на Руси, пока в 1176 году великим князем не стал Всеволод Юрьевич Большое Гнездо — брат князя Андрея. Чтобы отряды объединились друг с другом, выработали совместную тактику выживания, послали гонцов на Русь, а шли они по северному пути, убедили великого князя, что, сели по велению Андрея Боголюбского — а тот вряд ли делился с братьями своими планами, потребовался большой промежуток времени — несколько лет. Гонцы дошли и не с пустыми руками, и великий князь отреагировал. Так, под 1178 г. сообщается о строительстве Всеволодом города Гледена, на Сухоне, предшественника Великого Устюга. На Вятке же в это время были основаны новые поселения. Новгородцы, на которых ещё Андреем Боголюб-ским была возложена погранично-охранная служба, отошли ниже городища по реке на 12 верст и основали г. Никулицын, нынешнее Никульчино, построив в нем церковь в честь Бориса и Глеба. Этот городок защитил будущие «селитьбы» от нападения снизу по реке Вятке. Другая часть новгородцев, поднявшись выше по реке 3 версты, основала городок, ныне не сохранившийся (нынешняя деревня Родионовы), построили в нем церковь: «…во имя победоносца Георгия» и прикрыли устье реки, нынешней Белой Холуницы. Часть Владимирцев, сидевших в устье Летки, спустились ниже по реке Вятке 3 версты и основали городок, будущий Шестаков, ставший на страже от нападения с верховьев Вятки и Летки. Другая часть, спустившись по реке Вятке 20 верст, основали Слободу, будущий город Слободской, место торговли и обмена товаров на меха с местными «инородцами», меховую факторию.

Таким образом, была заложена основа Вятской республики, со своей выборной администрацией, вечевым правлением.

Дата взятия крепости могла быть и не отмечена в летописях, а 24 июля 1181 года, день Бориса и Глеба, наверняка, а Вештомов не зря к ней подводит, так как это, судя по всему, дата прибытия великокняжеского представителя, по образу Великого Новгорода, и духовенства на Вятскую землю, освящение церквей и официальное признание новообразованной Вятской республики под общим названием «Вятка».

Основание Хлынова, приписываемого к этому же времени, весьма проблематично. «У удмуртов имеется предание о том, что на месте Хлынова была их «баузым куала»-шалаш для общественных молений всех окрестных удмуртов, место, где еще камскими булгарами был организован сбыт товаров в обмен на меха». Разрушать святилище и тем самым обострять отношения с местным населением в первые годы своего поселения на Вятке было бы весьма неразумно и недальновидно.

Эти печальные дни для удмуртского народа наступят позднее, в XIII-XIV вв.

А что касается болгар: «…то уже в XVII веке на Вятке о них не слыхали и прилагательное — болгарский в устах и под пером русских людей превратилось в болванский», что послужило в дальнейшем источником для недоразумений и построения не совсем верных выводов по древнейшей истории Вятского края.

С.А. Пленкин

Источник материала — www.archidesignfrom.ru




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования Конверты