Музыкальный «калашников»

51

Бас-гитарист группы The Shakers Алексей Винокуров рассуждает об объединяющей силе рок-н-ролла, сравнивая его с музыкальным «калашниковым»:

the Shakers

«Совпадение Пасхи с Днём космонавтики стало поводом для сотен острот. В этот же день мир отметил 61-летие рок-н-ролла. Сегодня из-за политики этот повод в России не особенно располагает к шуткам. Музыканты, работающие с англоязычным материалом, то и дело слышат вопрос: «Как планируете быть с этим дальше?»

Но мы (The Shakers) играем нарочито американский материал, потому здесь опередили коллег аж на два десятилетия: ещё в середине 90-х энтузиасты определённого рода гнобили нас за приверженность заморской эстетике. Эти давние эпизоды были отличной иллюстрацией к теме двойных стандартов: подходит человек во всём импортном, с набором заграничных гаджетов… и большим желанием потолковать о любви к Родине.

Нет ничего нового под луной. Музыканты всегда будут слышать этот вопрос особенно часто, потому что проще присесть на уши эстрадному коллективу, чем группе дрэг-рейсеров или футбольных болельщиков. И даже проще, чем в знак протеста выбросить на свалку свой компьютер с «вражеской» операционкой Виндовс 🙂
Однако опыт говорит: раз вопрос назрел – полезней его обсудить, чем открещиваться. Тем более такой интересный возраст: по российским меркам рок-н-ролл уже пенсионер, по родным американским – ещё нет.

Впечатляет вот что: народы Старого Света разделились за тысячу и больше лет, и музыка каждого стала особенной. Но после их смешения на землях Америки национальные мотивы тоже сплавились – сначала в кантри, а позже в раннем рок-н-ролле. Не оттого ли он такой простой и сильный, что восстановил часть прежней общей традиции?
Своей, в широком смысле, эффективностью (из него выросли сотни современных жанров) ранний рок-н-ролл напрашивается на сравнение с автоматом Калашникова.

Допустим, завтра сумма геополитических причин всё-таки побудит российское общество уже к последовательному отрицанию «всего штатовского». Само собой, рок-н-ролл попадёт под раздачу раньше, чем проза Хемингуэя и Брэдбери. И понятно, что в сфере технологий это отрицание останется только декларацией – кто откажется от конвейерной сборки машин, аппарата искусственного дыхания или контактных линз, не говоря уже о мире компьютеров и телекоммуникации…

В обрисованной перспективе моим «светом в конце туннеля» будет понимание, что культурные феномены вообще нередко развиваются вопреки человеческой логике. В своё время Шаляпин был не единственным видным сыном Отечества, обличавшим гармонь-хромку как немецкий инструмент – чуждый и вредный для подлинной русской культуры.

С точки зрения музыкальной теории в доводах Шаляпина много резонного. На практике – известно, какую значительную нишу всё-таки заняла гармонь в отечественной культуре. (Даже несмотря на рост антинемецких настроений в годы её восхождения!) Вспоминая такие примеры, я готов сделать ставку, что и рок-н-ролл в своём современном многообразии устоит на российской почве – «не благодаря, а вопреки».

Есть огромный перечень кантри- и рок-н-ролльных песен, которые могут стать предметом отдельного обсуждения – нашлось бы время и желание у обеих сторон. Возьмите ранний кантри-хит Vernon Dalhart «The Prisoner’s Song» (прогуглить недолго): даже если здесь произошло банальное заимствование мелодии, то что привлекло в ней уроженца Техаса? И что заставило экспертов Грэмми в 1998-м включить «The Prisoner’s Song» в список «Песен столетия»? Когда работаешь с такими примерами каждый день, то следом приходят и общие вопросы: так ли далеки друг от друга наши державы в части подлинной народной музыки? И насколько чисты потоки «якобы русского», которыми нас потчует телеэкран?»

Автор — Алексей Винокуров, руководитель кировского филиала Московской коллегии адвокатов «Яковлев и Партнеры».

Источник материала — bnkirov.ru




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования