«Надо за каждой школой, за каждым классом закрепить могилу»

397

Данную фразу произнёс мэр Калининграда Александр Ярошук, поддержав предложение своих сотрудников о том, что школьники могли бы ухаживать за могилами ветеранов, похороненных на общественных кладбищах после окончания Великой Отечественной войны. И тем самым продолжив гонку «патриотических» идей руководящего звена страны, чья сомнительная оригинальность сопровождает подготовку к празднованию 70-летия победы над фашистской Германий.

На многих кладбищах, конечно, порядка нет. Вот в моем, к примеру, пригородном селе администрация прошлой осенью загодя объявляла субботник по уборке местного кладбища, собирающего вокруг себя в поминальные дни сотни машин. На территории множество разнообразного хлама, мусорных куч, только одну из них несколько часов подряд мне пришлось вывозить на тачке. Не трудно догадаться, сколько человек пришли тогда на субботник. Семь.

Если чем Россия и превзошла остальной мир, то количеством диванных патриотов, всегда разумеющих, кого куда привлечь надо. Между тем единственным показателем гражданской позиции, в том числе патриотических настроений, является исключительно добровольное и сознательное участие в делах, направленных на улучшение своей малой и большой родины. Вот если бы Ярошук с подчинёнными взял какие-либо воинские захоронения на показательное содержание, а его почин подхватили члены многочисленных общественных советов, вот в таком случае был бы отличный воспитательный пример для подрастающего поколения. Но эти люди заняты совершенно иным — заседаниями. Ведь только у прозаседавшихся могут возникать в голове мысли, находящие похвальной идею загнать детей на кладбища.

Подобные инициативы вообще говорят о состоянии умов управленцев. Мягко говоря, несколько болезненном. Что значит в принудительном порядке направить школьников ухаживать за могилами? Это предусмотрено образовательными программами? Предусмотрено должностными обязанностями учителя, без которого подростки могут на погостах натворить совсем не то, что от них ждут власти? В какие урочные часы и вместо каких экзаменов, элементарно — когда и на чём, педагоги и дети будут до кладбищей добираться и поливать там цветочки?

В советское время мы, сельские школьники, с 4-го по 11 класс каждый сентябрь проводили на уборке картофеля. Помощь шефам в ту эпоху официально поощрялась, а в классных журналах преподаватель смело писал «Работа в колхозе». Сегодня за такую строчку школе грозят многотысячные штрафы в связи с невыполнением государственного образовательного стандарта и отзыв аккредитации. Будучи учащимися, для родной школы мы кололи дрова, несли дежурство по графику: мыли полы, чистили дорожки от снега. Уже много лет нормативными документами такие обязанности запрещены, как «принудительный труд». Выращено поколение родителей, которое за одно требование к их ребёнку подмести за собой, помчится с жалобой к прокурору. Трудовое воспитание теперь ограничивается строго рамками предмета «технология», и никаких мер воздействия к учащимся, отлынивающим от участия в возделывании даже пришкольного участка, учебное заведение применить не может. А на благоустройство этих участков средства бюджеты не предусматривают. Зачем, если есть ученики? Со школьной поры ответственные ребята прибирают за лодырями и прощелыгами, способными лишь мусорить и гадить, а в зрелом возрасте вторые в количественном отношении начинают преобладать над первыми. Странно, но факт, что о патриотизме любят высокопарно рассуждать, заняв должности, именно вторые.

Мой дед Пётр погиб в битве за Москву. Его брат Павел погиб 9 мая 1945 года в Чехословакии. Контуженный дед Александр, руководивший колхозом, надорвался от непосильного труда и умер вскоре после войны. Дядя Александр спрыгнул в расстрельную яму на мгновение раньше автоматной очереди, что позволило ему ночью выбраться из-под завала мёртвых тел, и рассказал он об этом нам лишь один раз и никогда больше к этому разговору не возвращался. Дядя Аркадий два года провёл в немецком плену. Отец, как и другие дети войны, с 6 лет помогал колхозу, получая 40 рублей по потере кормильца, и никогда этих денег не видел — все они тут же уходили на налог, и до 16 лет никакой обуви, помимо лаптей, не знал. Бабушка Мария, колхозный бригадир с 50-летним стажем, получала пенсию от государства 12 рублей, а потом 25 целковых. Никогда никаких особых почестей от государства они не видали, а тем более сейчас пригнанные на могилы дети им совсем не нужны. Мы с дочкой ныне пытаемся исследовать историю своей семьи и когда-нибудь обязательно вместе сходим на кладбище. И я буду очень рад, если когда-нибудь она с товарищами примет участие в тимуровской работе, как мы с одноклассниками помогали по хозяйству ветеранам. Но не по приказу мэра.

Считаю вполне достаточной работу педагогических коллективов на патриотическом направлении, которую они всегда проводили без показухи, а порою вопреки директивам, спускаемым сверху. Тому свидетельство тысячи и тысячи школьных музеев, тысячи и тысячи оберегаемых памятников и мемориалов павшим воинам, многолюдные и потрясающие по содержанию школьные линейки и митинги 9 мая, присутствующие в любом образовательном учреждении комплекс мероприятий и благодарная память, исходящие из сердец самих школьников и их наставников.

Некоторые чиновники настолько высокого мнения о себе, что наделяют себя правом указывать педагогам, как вести воспитательный процесс. Забывая, что содержание кладбищ — это их прямая задача. И содержать их следует так, чтобы не складывалось впечатление разделения людей и после смерти. Неужели лишь могилы ветеранов нуждаются в уважительном отношении? Может быть, власти организовать управление так, чтобы на любое российское кладбище было заходить не стыдно? «Гнилая-то Европа», а она рядышком с Калининградом, умеет.

Автор — Игорь Олин, директор Вахрушевской школы

Источник материала — igorolin.livejournal.com




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования Конверты